"От Имени и по поручению"

( Калейдоскоп мнений )

    

    
Часть IV.

    

    


    

    

    

    

    
За "молоком и мёдом"

    

    …Вождём переселения библейская традиция называет Иошую сына Нуна.

    «История еврейского народа», том I, с. 178.

    

    Иошуа был прирождённым воином, еще при Моисее отличавшимся в сражениях (сноска 1) Суровый, непреклонный человек, он был истинным сыном своего века, с его жестокостью и дикостью. В отличие от Моисея он не был пророком, религиозным вождём, однако сознавал, что стоя во главе Израиля он выполняет миссию, возложенную на него Ягве.

    Главным препятствием, которое нужно было преодолеть на пути в западную Палестину, являлся Иерихон. Его циклопические стены возвышались среди пальмовых рощ в двух часах пути от Иордана. Не было никакой надежды миновать его без боя.

    …События разворачивались быстро, триумфальный марш Ковчега продолжался. Центральные области не оказывали сопротивления. В Сихеме, очевидно, обитали евреи, которых Библия, в противоположность пришельцам, называет "природными жителями". Возможно, это были те эфраимиты, которые проникли в Ханаан ещё при Эхнатоне или раньше. Здесь Иошуа, сам принадлежавший к колену Эфраима, устроил свою резиденцию и отсюда предпринял большой поход далеко на север, где готовилась к наступлению коалиция ханаанских царей. Этот большой поход кончился победоносно.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 359-361.

    

    В рассказе о событиях, следующих после заключения союза с Гибеоном,, имеется вплетённый в этот рассказ отрывок древней песни с кратким сопроводительным текстом: "И воззвал Иошуа в тот день перед лицом сынов Израилевых: стой солнце над Гибеоном, и луна над долиной Аялонскою! И остановилось солнце и стояла луна, доколе народ мстил врагам своим. Так написано в Книге Доблестного. И стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день. И не было такого дня ни прежде, ни после того, в который Иагве слушал бы гласа человеческого. Ибо Иагве сражался за Израиля".

    В последних двух предложениях не трудно по форме и содержанию отличить позднейшие добавления. Не внося ничего нового в самый рассказ, они дают лишь распространительное толкование остального текста. Оставляя в стороне эти добавления, впрочем, нельзя не признать древнего по своему происхождению отрывка. Всё целое, поскольку оно входит в состав древнего текста, представляет собою, очевидно, часть более пространной песни…

     …Творца этой песни мы не знаем, не сохранилась и та книга, в которой находилась эта песнь. Судя по названию этой книги и по характеру стихотворения, мы можем заключить, что имеем в данном случае дело с древней победной песней, подобной Песне Деборы и другим родственным ей героическим песням из эпохи первых войн Израиля (сноска 2).

    «История еврейского народа», том I, с. 179-180.

    

    Им казалось, что звёзды низвергаются с небосклона, чтобы вступить в бой с их врагами. Легенды повествуют о каменном граде, побившем аморитов, а в одной старинной песне говорится, что Иошуа заклял солнце и луну над Гаваоном, чтобы они стали его союзниками (сноска 3).

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 361-362.

    

    Отметим …широкое распространение культа звёзд. Для иудейско-израильского общества он с достаточной определённостью засвидетельствован текстом Втор. IV, 19: " и чтобы ты не поднимал свои глаза к небесам и не смотрел на солнце, и на луну, и на звёзды – всё войско небесное (kol seba hassamayim), и не соблазнялся, и не поклонялся им, и не служил им, которых уделил Йахве, Бог твой, всем народам". Что этот запрет имел в виду реальную культовую практику, едва ли может подвергаться сомнению. О существовании такого поклонения определённо свидетельствует Амос V, 26 и Дан. VIII. 10. В "Песне Деборы" (Суд. V, 20) сказано: "С небес сражались звёзды, с путей своих они сражались с Сисерой". Этот стих, где звёзды представлены как божественные сущности, сражающиеся на стороне древнего Израиля против его врагов, напоминает многочисленные эпизоды "Илиады", где боги участвуют в битвах на стороне тех, к кому они благоволят. В пророчестве Биле'ама (Числа XXIV, 17) в знаменитом стихе "Восходит звезда от Иакова", истолкованном с течением времени как предсказание прихода Мессии, звёзды являются воплощением и олицетворением правителя, побивающего врагов; из сопоставления с Суд. V, 20 кажется правдоподобным, что в данном случае первоначально имелась в виду некоторая реальность – божество, чьим реальным воплощением была звезда, уничтожающая противников древнего Израиля.

    …в библейском повествовании об исходе из Египта израильтяне мотивируют своё требование отпустить их из Египта необходимостью совершить паломничество в пустыню на поклонение верховному божеству; паломничество именуется hag (cр. арабск. hagg ). Очевидно за использованием одного и того же термина в данном случае скрывается одинаковая обрядность. Роль, которую в Мекке играл источник Земзем, несомненно, совпадает с ролью и сакральным статусом источника Эфка в Пальмире.

    Основываясь на изложенном можно предположить что на раннем этапе истории Ка'бы чёрный камень воспринимался как воплощение божества, покровительствующего данному обществу и побивающего его врагов; весьма вероятно, что с самого начала это был Эл (= Аллах).

    И.Ш. Шифман. «О некоторых установлениях раннего ислама». Сборник «Ислам, религия, общество, государство». М., «Наука», 1984, с. 41-43.

    

    Весьма знаменательно, что археологи обнаруживают в слоях этой эпохи разбитых идолов. Очевидно сыны пустыни, подобно фанатическим последователям ислама, истребляли языческие капища и уничтожали изображения богов.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 362.

    

    Вполне вероятно, что сам Иошуа представляет собою живую историческую фигуру; недостоверность значительных частей предания не даёт, однако, полного представления о его деятельности и, в частности, о размерах достигнутых им успехов. Всё же их можно представить себе достаточно полно; и мы имеем право сказать, что выпавшая на его долю после смерти Моисея задача была выполнена им в значительной мере, ибо при нём началось завоевание страны и при нём же было доведено до таких размеров, которые обеспечивали будущее Израиля в Ханаане.

    «История еврейского народа», том I, с. 181-182.

    

    Разбойники, захватчики и убийцы – евреи утвердились, наконец, в этой не очень плодородной стране, показавшейся им после пустыни раем. Там, под властью своих жрецов, видимых представителей их невидимого бога, они основали государство, которое вызывало проклятия соседей и всегда было предметом их ненависти или презрения.

    П. Гольбах. «Священная зараза».

    

    Сказания Библии содержат много очень древних источников о завоевании Ханаана, однако, библейский редактор представил дело так, что кажется, будто за короткое время была захвачена вся страна. Между тем, в других частях Св. Писания мы находим совершенно иную картину (сноска 4). Израильтяне захватили лишь несколько крупных центров и предпочитали овладевать свободными территориями…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 362.

    

    Необходимо указать ещё, что из египетских источников мы узнаём сверх фактов, известных из Библии, ещё одно важное обстоятельство: как раз в эпоху прочного укрепления Израиля в стране, Рамзес III упоминает о платеже населением Сирии дани Египту и о принадлежности египетским храмам различного имущества и целых городов этой страны, причём эти факты характеризуются как само собою разумеющееся явление. Мы можем заключить отсюда, что политическое положение в стране было значительно сложнее, чем можно было бы думать на основании бесхитростного изложения библейских источников, направляющих всё своё внимание на вторжение Израиля в страну и на борьбу его с хананейскими областями и царями.

    …приходится всё же предположить, что как вторгающиеся в страну израильские колена, так и их противники – хананеяне сознавали, что страна по существу находится под верховной властью Египта, и что лучше всего не отказывать египетскому правительству в том, что ему присвоено. Полное умолчание об этом в дошедших до нас израильских преданиях объясняется, вероятно, до некоторой степени национальными соображениями…

    «История еврейского народа», том I, с. 182.

    

    Авраам совершил путь в Египет и вернулся оттуда; Моисей тоже был в Египте…

    …Самые значительные персонажи жили в Египте более или менее продолжительное время. Они прониклись его духом, они должны были быть знакомы с его богами – все они, в том числе Иосиф, Иаков и Иисус Навин…

    Э. Церен. «Библейские холмы», с. 317-318.

    

    Когда 12 колен израильских вторглись в Ханаан, они попали в страну, где всецело господствовала вавилонская культура. Мелкая, но очень характерная черта: при завоевании и разграблении первого ханаанского города Иерихона, вавилонское платье возбудило алчность Ахана (Иисус Навин, VII, 21).

   Но не только промышленность - торговля, право, наука вавилонян оказывали своё влияние на эту страну. Отсюда понятно, почему ветхозаветная система монет, мер, весов, даже внешняя форма законов: "если кто-нибудь сделает то-то и то-то, то пусть он..." - вполне сходны с вавилонскими.

    Ф. Делич. "Библия и Вавилон". Издание четвёртое. CПб., типография А.С. Суворина, 1907, с. 19.

    [Далее: Ф. Делич. "Библия и Вавилон", с указ. стр.].

    

    История (сноска 5) начинается с исхода сынов израилевых из Египта. Их победы и завоевания изумляют целый свет, и даже индийцы прислушиваются к их славе, а потому на самой высокой горе Ваус выставляют стражей, чтобы, если произойдет враждебная вылазка, подавать знак, - днём дымом, ночью огнём, - который повторяли бы вслед за ними стражники на всех горах поменьше.

    Вскоре приходит весть - Валаам ( не волхв, но пророк наподобие Иова) предрёк: "Взойдёт звезда от Иакова и восстанет жезл от Израиля! Родится герой который победит весь мир и воцарится в нём". Такой вести возрадовались стар и млад, потому что долго не было у них сколько-нибудь сносного царя. Тогда заведенное на горе Ваус становится астрономическим и важным мероприятием; нанимают надёжных мужей, чтобы те наблюдали за небом денно и нощно и, как только завидят небывалую звезду, сообщили о том условленным знаком.

    И.В. Гёте. «Западно-восточный диван», с. 469.

    

    …время И[исуса] Навина, ознаменованное завоеванием Палестины, представляет переходный момент от жизни кочевой к оседлой…

    Лишившись со смертью И. Навина политического вождя, евреи распались на двенадцать самостоятельных республик, утративших сознание национального единства. Оно сменилось племенной рознью и притом настолько сильною, что колена не принимают участие в общей политической жизни страны, живут до того изолировано, замкнуто, что не желают помочь друг другу даже в дни несчастий (Суд. V, 15-17; XI 357 стр. VIII).

    В таком же точно жалком состоянии находилась и религиозно-нравственная жизнь. Безнравственность сделалась настолько всеобщей, что прелюбодейное сожительство считалось обычным делом и как бы заменяло брак, а в некоторых городах развелись гнусные пороки времён Содома и Гоморры. Одновременно с этим была забыта истинная религия, - её место заняли суеверия, распространяемые бродячими левитами…

    «Толковая Библия», том II (предисловие), с. III.

    

    К 1125 году до н.э. единого Израиля уже не существовало.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 363.

    

    Переход к оседлости принёс большие религиозные испытания израильтянину. Если прежде он был свободным сыном пустыни, воинственным поклонником сурового Синайского Бога, требующего верности и правды, то теперь его благополучие и сама жизнь оказались в зависимости от капризов климата, от засух и дождей, от урожайности нив и виноградников и, следовательно, от богов, которые являлись хозяевами земли.

    Крестьянин (евреи стали крестьянами), как правило, по натуре своей – язычник. Он гораздо больше чем кочевник, связан с природными циклами, он чуток ко всем проявлениям стихийной жизни, он сливается с её ритмами, любит её, благоговеет перед ней. Он не может обойтись без магии и волшебства, ибо они – важное средство в его хозяйстве. Приметы для него – закон, заклинания – его оружие, эльфы и домовые – его друзья. Для того, чтобы обеспечить себе спокойное существование, нужно было только заключить союз с теми существами, которые были "хозяевами" (валами) оливковых садов, пшеничных и ячменных полей, виноградников и родников. Они давали хлеб, масло, вино, они следили за плодовитостью стад и охраняли их от мора.

    Там же, с. 367.

    

    …возникает связь между Иагве и Ваалом, которая придаёт религии и культу Израиля натуралистический характер.

    Последствия не преминули сказаться. Издревле ханаанеяне почитали своих богов на высотах, которые признаются святыми, как места, вследствие своего возвышенного положения более близкие к божеству, или даже просто считаются местопребыванием богов. Израиль, вступив во владение страной и сумев приблизить своего Иагве к хананейскому Ваалу, не остановился перед тем, чтобы включить в доставшееся ему наследство и эти святые места. Бет-Эль, Беер-Шеба, Сихем, Гилгал, Пекуэль, Рама, Мицпа и ряд других мест становятся вскоре святыми в глазах израильтян, как были некогда святыми для ханаанеян. С некоторыми из высот связываются сказания о патриархах – лучшее доказательство, что места эти рано сделались достоянием израильтян, которые переняли и продолжали отправлять совершавшийся на них культ.

    «История еврейского народа», том I, с. 226.

    

    Охотники-иудеи выпускали из убитой добычи кровь и посыпали её пылью. Они не прикасались к крови в уверенности, что она содержит в себе душу или жизнь животного.

    Д. Д. Фрэзер. «Золотая ветвь», с. 220.

    

    Вода в иудаизме стала настолько священной, что древние евреи поклонялись богу воды. В Талмуде этот бог называется Ридия (Иома, 21а).

    «Настольная книга атеиста», с. 292.

    

    Древние иудеи считали, что вода обладает способностью отгонять [от покойника] демонов "коих привлекает смерть"…

    Л. Фейхтвангер. «Еврей Зюсс», с. 348.

    

    …в глубокой древности у иудеев суббота была посвящена духу Луны. Этим днём отмечались фазы луны, а потому "день покоя" отмечался каждые семь дней. Верования древних иудеев и нашли отражение в библейской заповеди о субботе.

    «Настольная книга атеиста», с. 234.

    

    Не только во времена Моисея, но и много столетий после него, всё население Ханаанской земли не исключая и евреев, кроме некоторых передовых людей из них, поклонялось языческим богам. Боги эти принадлежали к группе так называемых, сабийских богов. Культ этих богов развивал в человеке только животные страсти, которые большею частью удовлетворялись публично в храме и вместе с тем требовал сожжения живых людей, преимущественно детей. Убивая этим путём в человеке не только высшие нравственные, но даже инстинктивное чувство любви к детям, он делал людей кровожаднее самых кровожадных зверей.

    Александр Брафман. «Книга кагала», часть I, с. 1.

    

    Согласно с учением Слова Божия Ветхого и Нового Завета и некоторых церковных писателей, должно думать, что в основе древнееврейского идолопоклонства, как и идолопоклонства вообще, лежало так называемое демонское влияние. В этом влиянии — третья причина возникновения древнееврейского идолопоклонства. Места Священного Писания, где языческие боги называются бесами, достаточно говорят в пользу этой мысли.

    Михаил Пальмов. «Идолопоклонство у древних евреев». Спб., Скоропечатня и литография И.Ф. Пухира, 1897, с. 37.

    [Далее: Михаил Пальмов. «Идолопоклонство у древних евреев», с указ. стр.]

    

    …израильский пантеон допленной эпохи, считая родовых, племенных, местных, центральных и заимствованных богов, имел под собственными именами в своём составе не менее 45 персонажей. К ним нужно ещё добавить 8 главнейших злых духов, которые приобрели собственные имена и тоже сделались богами: Азазела – вождя козлоподобных духов пустыни, близкого к нему Белиала, Шеола или Абадона – бога страны смерти, "царя ужаса", Мавет – богиню смерти, Первенца смерти (Бехор Мавет), который убивает людей, Шатану (сатану), одного из "сынов божиих", окружающих Яхве, и, наконец, Мастему и Самаила….

    Особое место занимает одно божество, которое имело ограниченный круг поклонников... Это Хохма, богиня мудрости точнее обожествлённая персонификация мудрости. Она выступает как самостоятельная богиня, даже как будто праматерь всех богов, в традиции, сохранившейся в книге Иова. Её местонахождение скрыто глубокой тайной; её нет ни на земле, ни над землёй, ни под небом; путь к ней открыл бог-творец, не названный по имени, и нашёл её после того, как дал закон ветру, воде, дождю, грому и молнии; тут он увидел её, познал, испытал и твёрдо поставил (Иов, XXVIII : 14, 21-26). Миф в книге Иова передаётся в значительно стёртой форме; возможно, что он станет ясней после недавнего обнаружения в Рас-Шамре (около Латакии в Сирии) финикийского эпоса XIII века до н.э.., в котором среди других богов фигурирует и Хохмат, которая, очевидно, и является оригиналом израильской Хохмы.

     Н.М. Никольский. «Избранные произведения по истории религии». М., «Мысль», 1974, с. 77.

    [Далее: Н.М. Никольский. «Избранные произведения по истории религии», с указ. стр.]

    

    …самому Ягве, сатурническому Богу неумолимого мирового Закона, невольно пришлось воплотить в себе качества всех божеств прежнего пантеона, в том числе и Божественную Премудрость - Хохму, Венеру…

    Хет Монстер. "Тринадцать врат. История эзотерических учений от Адама до наших дней". (Цит. по:) Интернет, http://polbu.ru/monster_13gates/ch29_all.html

    

    Сергей Сергеевич Аверинцев (1937-2004) даёт краткую и ёмкую характеристику в книге "София – Логос. Словарь" (Киев: Дух и Литера, 2000, стр. 159-161). Он отмечает, что греческое слово "sophia=софия" ("мастерство", "знание", "мудрость") и еврейское "хохма" (hochemah) в иудаистических и христианских религиозных представлениях обозначает олицетворённую мудрость Бога. У Гомера говорится о cофии плотника, "умного в длани", ровняющего "корабельное древо" (Илиада, 15, ст. 411-412). Термин "софия" встречается в комбинации с именем богини Афины - применительно к делу строительства и упорядочения, художества и рукомесла. Сама Афина, будучи богиней мудрости, имеет много общего с последующей Софией, однако мудрость в греческой мифологии не есть лицо. В ветхозаветной же традиции понятие Премудрости - в силу самой специфики иудаистической мифологии – приобретает личностный облик: Самораскрытие Бога в мире должно было принимать характер "лица" (или "как бы лица") - как второго и подчинённого "Я" Бога.

    Скурлатов В.И. «Философско-политический дневник. Хайдеггер и София».

    (Цит по:) Интернет, http://subscribe.ru/archive/culture.people.skurlatovdaily/200801/28035705.html

    

    Краткости ради я констатирую только самую важную из распространённых ошибок: утверждение, что еврейская религия является и всегда была монотеистической. Как хорошо известно исследователям Библии, и, кстати, ясно видно при внимательном чтении Ветхого Завета, это антиисторическое утверждение совершенно ошибочно. Во многих, если не во всех частях Ветхого Завета ясно признается существование и мощь "других богов"; при этом утверждается, что Яхве, Бог евреев, являющийся самым сильным из богов (Exodus, 15:11), ревниво относится к божественным соперникам и запрещает своему народу им поклоняться (Там же, 20:3-6). Только в некоторых сочинениях позднейших пророков отрицается существование других богов, кроме Яхве (Иеремия, 10, та же тема подхвачена Второ-Исайей (Исайя, 44).

    Исраэль Шахак. «Еврейская история, еврейская религия: тяжесть трёх тысяч лет». Глава 3. «Ортодоксия и толкование».(Цит. по:) Интернет, http://warrax.net/84/shahak.html

    [Далее: Исраэль Шахак. «Еврейская история, еврейская религия…», с указ. главы].

    

    Вера и верования (за исключением националистических) играли ничтожную роль в классическом иудаизме. Главным в нем был обряд, а не теология, которую он теоретически должен был отражать.

    …некоторые евреи, совершая обряды, счита[ли], что поклоня[лись] богу, в то время как остальные пыта[лись] умилостивить Сатану. Поскольку обряды у них те же самые, евреи мог[ли] молиться вместе и даже оставаться членами одной и той же религиозной общины, несмотря на теологическую рознь. Но если бы кто-либо предложил не теологическое нововведение, а новшество, касающееся, к примеру, обряда омовения рук …дело кончилось бы настоящим расколом.

    …До тех пор, пока сами ритуалы не меняются, их интерпретация - дело десятое.

    Там же.

    

    В еврейском тексте книги Второзакония и Псалтири языческие боги называются "шедим". Значение этого еврейского термина в науке с точностью не определено. Истолкователи Библии не пришли ни к чему определенному даже в указании его филологического значения, не говоря о внутреннем предметном значении, которое поставляется ими в зависимость от филологического.

    Михаил Пальмов. «Идолопоклонство у древних евреев», с. 38.

    

    Представления об иудаизме самых, казалось бы, осведомленных людей могут оказаться превратными, если они не читают на иврите. Все упомянутые выше факты можно легко найти в первоисточниках, или, в некоторых случаях, в современных книгах на иврите. Переводы их опускают, даже когда при этом искажается смысл первоисточника.

    Исраэль Шахак. «Еврейская история, еврейская религия…». Глава 3. «Ортодоксия и толкование».

    

    Однако это не означало полного отпадения израильтян от своей веры. Ягве по-прежнему оставался их Богом-Покровителем.

    но теперь, когда вокруг оказалось так много влиятельных богов, можно ли было гневать их и отказывать им в почитании? Так возникло двоеверие, столь свойственное народам низкой культуры, воспринявшим высокую религию.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 368.

    

    Несмотря на то, что евусы были разбиты Иисусом Навином, сам Евус и крепость на Сиян-горе ещё долго не сдавались. Только Давиду удалось взять город Евус, который он переименовал в Иерусалим. А крепость на Сиян-горе выдержала беспримерную 40-летнюю осаду и была взята лишь Соломоном.

   Поскольку главный город евусов стал после захвата Палестины главным городом евреев, то, естественно, что идеология похороненного населения, стоявшего на несравненно более высоком культурном уровне, чем евреи, оказала на последних огромное влияние. Пришельцы были буквально загипнотизированы прогматическим предпочитанием ипостаси мира сего – Яви. Но если сами евусы были просто слишком жизнерадостны и поклонялись ей светло и бескорыстно, то пришельцы указанного генотипа были обворожены Явью, как символом рая на земле, причём рая исключительно в смысле максимального материального благополучия, главным мерилом, концентратом которого является золото.

   …Небезынтересно и само превращение понятия Явь в еврейского Яхве: при обращении к Яви евусы пользовались звательным падежом – О Яве! (Сравните: Боже! Сыне! Отче!). В молитвах это слово употреблялось почти исключительно в творительном падеже. Почти все семитские слова строятся из корней, состоящих из трёх согласных. В слове же Явь (фонетически Яавь) их только две "й" и "в". В семитском звучании третий согласный звук "h" был добавлен искусственно. В результате и возникло слово "йаhве", как имя единого еврейского бога. Идея единобожия была украдена у арийцев. Третий коренной "h" появился у захватчиков не сразу. Об этом свидетельствуют древнегреческие магические папирусы, где иудейский бог называется Теодорет…

    В.Н. Емельянов. «Десионизация», с. 33-34.

    

    Были еще экстремисты из немецкой "либеральной" школы библеистики (называемой школой "высшей критики"), как, например, Юлиус Велльгаузен, которые настаивали, что евреи не обладали письменностью по меньшей мере до их "века царей", — тезис, который должен был означать, что все библейские книги были составлены позднее.

   ...Аргументы Велльгаузена и другие, схожие с ними, отчасти потеряли убедительность с появлением тель-эльамарнских табличек, найденных в Верхнем Египте в 1887 г., которые содержали переписку фараонов XVIII династии (около XIV в. до н. э.) с их сирийскими вассалами. Сделанные на аккадском, международном языке того времени, эти клинописные записи показали, что сирийские правители использовали писцов. Папирус Ун-Амуна, найденный в 1890-х годах, добавил новые свидетельства. Однако до 1929 г. из самой Сирии не поступало никаких достойных внимания материалов, которые могли бы существенно поколебать тезис Велльгаузена. В этом году в результате случайной находки на побережье Северной Сирии французские археологи обнаружили ханаанскую храмовую библиотеку из глиняных табличек XIV или XV в. до н. э. Сразу же стало очевидным, что Сирия — Палестина имела развитую литературную традицию задолго до прихода евреев. Из содержания сирийских табличек вскоре стало ясным, что они представляют совершенно новую главу литературы, являются, как сказал Сайрус X. Гордон, один из ведущих американских ученых в этой области, "важнейшим вкладом… со времени расшифровки египетских иероглифов и месопотамской клинописи в прошлом веке".

   ...Ни одна из рукописей, извлеченных из пещер Мураббаата, не имеет никакой связи ни с кумранской общиной, ни с третьим районом раскопок — Хирбет-Мирдом, развалинами христианского монастыря, также открытого неутомимыми таамире. В ходе раскопок здесь были обнаружены главным образом византийско-христианские документы. В целом они датируются значительно более поздним временем, чем кумранские и основная масса мураббаатских рукописей. Но все же эти находки являются достаточно ценными и включают в себя части греческих унциальных кодексов Ветхого и Нового Завета наряду с греческими и арабскими папирусами нелитературного содержания, а также с одним фрагментом "Андромахи" Еврипида. Между тем в 1960-х гг. израильский археолог генерал И.Ядин открыл новую многообещающую рукописную жилу в Масаде — крепости, возвышающейся над западным берегом Мертвого моря. Помимо этих объектов бедуины как будто бы нащупали и другие источники, местонахождение которых они пока хранят в тайне.

   Таким образом, свитки Мертвого моря открыли совершенно новую фазу в палестинской археологии. По своей тематике, датировке и источникам урожай рукописей теперь уже вышел далеко за рамки территории Кумрана и чисто сектантской идеологии. Документы продолжают поступать из источенных пещерами утесов со всех концов Иудейской пустыни. Отдельные находки случаются и на юге, в пустыне Негев.

   Молчаливое допущение, что нечего рассчитывать найти рукописи любого возраста и значения в Палестине, "климат и история которой в равной мере неблагоприятны для сохранности документов", оказалось безосновательным. "Величайшее открытие рукописей Нового времени", как назвал его Уильям Ф. Олбрайт, и, кроме того, наиценнейшее в археологии иудейской Библии было сделано именно на палестинской земле. Неожиданно Святая земля была вознесена на один уровень с Египтом как сокровищница пергамена и папирусов.

   Трудно решить, какие документы из Иудейской пустыни представляют наибольший интерес: превосходно сохранившийся свиток Исайи, сектантский устав, таинственный медный свиток, рукописи пророка Даниила (только несколькими десятилетиями отделенные от времени создания оригинала), подлинные письма древнееврейского героя Бар Кохбы или, что было самым неожиданным и самым древним, палимпсест из до сих пор не освещенного палеографически и документально периода древнееврейских царей. И все это, может быть, еще только начало.

    Лео Дойель. "В поисках Библии. Тайны древних манускриптов", главы: "Библия ханаанеян" и "Пещеры в иудейской пустыне". (Цит. по: Интернет http://www.e-reading.club/chapter.php/1034556/9/Doyel_-_V_poiskah_Biblii__Tayny_drevnih_manuskriptov.html

    

    При сношении с этими образованными народами евреи не встречали препятствий к усвоению себе высшей их культуры со стороны языка. По признанию большинства учёных, финикийское наречие отличалось от еврейского лишь несколькими легкими оттенками и ничем существенным. В грамматических формах и словаре оба эти наречия представляли полное тождество, почему и нельзя рассматривать их как отдельные языки, но лишь как различные диалекты одного и того же языка, весьма мало различные между собою. Факты еврейской истории достаточно подтверждают сходство между этими языками. Только сходством языка можно объяснить беспрепятственный способ сношения евреев с хананейскими народами.

    Михаил Пальмов. «Идолопоклонство у древних евреев», с. 21.

    

    Древнейшими из дошедших до нас рукописей библейского текста являются маленькие серебряные свитки, содержащие фрагмент книги Чисел (Числ 6. 24-26) – Аароново благословение. Они были найдены в Иерусалиме в 1979 и датируются 7–6 вв. до н.э. Текст этих свитков отчасти отличается от общепринятого. Предполагают, что они служили амулетами.

    «Еврейские рукописи Ветхого Завета. 1. Древнейшие рукописи» [автор не указан].

   (Цит. по:)Интернет:http://www.krugosvet.ru/articles/117/1011788/1011788a2.htm

    

    С конца XII столетия (до н.э.) участились нападения с севера и юга. Вероятно был момент, когда Египет едва не вернул себе власть в Ханаане. А около 1100 г. надвинулась новая опасность, общая для израильтян и для Хананеев. Из пустыни стали совершать набеги бедуинские племена.

   …"Они приходили, - говорит летописец, - со скотом своим и шатрами своими, приходили в таком множестве, как саранча; им и верблюдам их не было числа, и ходили по земле израилевой, чтобы опустошить её" (Суд. 6.2).

     Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 369.

    

    При своей крепкой, органической связи, община не поглощала и не подавляла личную самостоятельность отдельных членов её, как это было во всех древних государствах, а напротив служила обеспечением этой самостоятельности против незаконных притязаний некоторых отдельных членов, осуществляя тем самым главную цель Моисеева законодательства - наибольшее развитие чувства свободы в народе. Отсюда и происходит то замечательное, наблюдаемое в истории израильского народа, явление, что в нём часто неизвестные личности вдруг являлись во главе народа и делались героями исторических событий.

    А.П. Лопухин. "Законодательство Моисея...", введение, с. 11.

    

    …В дни крайнего бедствия, в стране появляются проповедники, обличающие народ в отступлении от Моисея и видящие во всех несчастьях заслуженную кару Божию. Это показывает, что, несмотря на сильнейшее ханаанское влияние, в израильской среде осталось здоровое ядро, люди, которые не забывали Завета, заключённого с Богом. Некоторые из них в знак протеста против тлетворного воздействия местных обычаев отказывались жить в каменных домах, не пили вина – этого продукта земледелия – и не стригли волос. Они назывались "назиреями" - посвящёнными Богу.

   Вероятно, проповедь одного из таких пророков побудила к активным действиям Иероваала – сына зажиточного земледельца из Офры в горах Эфраимовых. Библия повествует о бывшем ему видении Ангела Ягве в годы, когда бедуинские орды особенно бесчинствовали.

  …он начал с того, что повёл борьбу против ханаанского культа. Вместе со своими слугами он ночью подпилил священное древо Ваала и разрушил его жертвенник, за что едва не был убит жителями Офры. И лишь после этого акта Иероваал начал собирать ополчение, чтобы изгнать кочевников из страны. Многие противились его начинанию и даже насмехались над ним, но всё же ему удалось сплотить значительный отряд, который под покровом ночи сумел посеять панику среди кочевников и заставить их отступить в пустыню.

  Вероятно после этого победитель получил имя Гедеон, которое означает "лихой воин", "рубака".

   Гедеон был первым, кого израильтяне захотели избрать царём. Они чувствовали, что централизованная власть есть надёжная защита от врагов. Однако, как гласит предание, Гедеон отказался принять титул царя. "Пусть Ягве царствует над вами", сказал он. Вероятно, этот отказ имел чисто религиозное основание. В Моисеевой религии полностью отсутствовало учение о светской власти.

   …однако Гедеон стал фактическим властителем над израильтянами, обитавшими вокруг гор Эфраима.

   …Вместо Декалога в эти дни стали употреблять в качестве свода заповедей "Сефер ха Берит", Книгу Завета. Этот свод заповедей религии и морали был записан финикийским шрифтом, который к тому времени был уже общепринят в Ханаане.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 369-371.

    

    В Книге Союза повторялся Моисеев запрет делать изображения божества и запрещалось сооружать алтари из тёсанных камней, ибо прикосновение железа – изделия язычников - оскверняет первозданный камень. Далее следовали уголовные законы в основном заимствованные из ханаанского права.

    Там же, с. 371.

    

    Книга Союза… нормирует положение рабов, брачное, личное и вещное права…

    «История еврейского народа», Том I, с. 221.

    

    Обрядам и жертвоприношениям отводится уже существенная роль. Выдвигается требование приносить в жертву всех первенцев человека и животных. Это несомненное проникновение ханаанских обычаев в религию Израиля. Впрочем, человеческие жертвы никогда практически не совершались в честь Бога Израилева и посвящение первенцев мужского пола Богу было лишь символическим обрядом.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 371.

    

    …результаты раскопок, не оставляют никаких сомнений в том, что в Ханаане обычным явлением были, как принесение в жертву детей, так и жертвоприношения при постройках; смысл первых – посвящение первенцев какому-либо божеству, а вторых – посвящение ему места новой постройки, а также ограждение дома от беды: посредством замурования жертвы в фундамент дом ставится под покровительство заключённого в нём мертвеца, который в качестве божества обитает в косяке двери или под порогом.

    «История еврейского народа», с. 228-229.

    

    …Приходится поэтому считать установленным, что, хотя и весьма рано установился обычай заменять человеческие жертвоприношения выкупом, всё же израильтяне в первое время в Ханаане, быть может, под влиянием воспоминаний о ещё более древних израильских обычаях, не так уже редко действительно отдавали в жертву богу своих первенцев.

    Там же, на той же стр.

    

    [Книга Союза]… содержит постановление об отдаче человеческого первенца без каких бы то ни было ограничений (Исх. 22; 28), которое можно объяснить лишь как воспроизведение подобного же ханаанского правила – хотя, вероятно, что исполнение может быть заменено выкупом.

    Там же, стр. 222.

    

    В Книге Завета есть следы и первобытных табу, и элементы варварских законодательств, и примитивные правила судопроизводства. Но всё это не может заслонить возвещаемую в ней истину, что Ягве есть Бог правды и справедливости. Это особенно ясно выступает в эпической части Книги Завета. Она требует милосердия к вдове, сироте, бедняку. "Пришельца не притесняй и не угнетай его, - говорится в ней, - ибо вы сами были пришельцами в земле египетской… Не следуй за большинством на зло и не решай тяжбы, отступя по большинству от правды… Если найдёшь вола врага твоего или осла его заблудившегося, приведи его к нему". Заповеди предписывают отпускать раба на седьмой год на свободу, оставлять на седьмой год поля, сады и виноградники для неимущих, осуждают взяточничество.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 371-372.

    

    …на священных высотах и в особенности в храмах культ совершался профессиональными жрецами, принадлежавшими обычно к одной и той же фамилии. Степень уважения того или иного жреческого рода определялась значением того святилища, в котором он служил. Важнейшим святилищем был, несомненно, Шило, хотя бы уже потому, что в нём находилась святыня Моисеевой эпохи – священный ковчег Ягве. Жреческий род в Шило возводил своё происхождение к эпохе Моисея, - и целый ряд обстоятельств говорит за то, что предание это имело известные основания, ибо оно подтверждается другим преданием, отличающимся не меньшим внутренним правдоподобием, именно, что в Шило сначала не существовало храма, а находился обыкновенный шатёр, в котором хранился ковчег…

    «История еврейского народа»,с. 231.

    

    Так как идея единого религиозного центра угасла, не успев зародиться, то Гедеон решил соорудить святилише Ягве в Офре. Из драгоценных металлов, составляющих его военные трофеи, он приказал соорудить Эфод – священный талисман, при помощи которого узнавали волю Бога.

   Неизвестно, как выглядела эта реликвия, но она, очевидно, играла роль своеобразного оракула. В "вопрошении" участвовали два предмета, называвшиеся Урим и Тумим. Один из них означал отрицательный ответ, другой – положительный (сноска 6).

   Итак, времена, когда Бог говорил через Своего пророка, ушли в область предания, а в употребление вошёл механический оракул, приводимый в действие левитом. Это примитивное гадание со времени Гедеона надолго закрепилось в религиозной практике Израиля. Эфоды сооружались и в других местах, обычно частными лицами…

   …Библия свидетельствует, что рядом с эфодом нередко ставили Терафима – домашнего божка, вопреки заповедям Декалога и Книги Завета.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 372.

    

    …вавилонские мифы уже рано проникли в Ханаан. Израильтяне познакомились с ними в том виде, в каком их знали хананеяне; но, по всей вероятности, вавилонские мифы уже тогда стали подвергаться тому процессу переработки, в результате которого они могли войти, в качестве полноценных составных частей, в религию израильского народа.

    «История еврейского народа», том I, с. 232.

    

    Появились ещё одни претенденты на "землю текущую молоком и мёдом" и на этот раз, несравнимые ни с кем из обитателей Ханаана по силе. Это были филистимляне (сноска 7), которые пришли на сирийское побережье почти в одно время с Израилем в союзе с другими "народами моря" они нападали на Египет, и фараоны с трудом отбивали их натиск. Филистимляне имели опорную базу на Крите. Оттуда они переселились в Ханаан, где основали союз пяти городов (Газы, Аскалона, Азота, Гефа, Экрона). От них и сама местность получила название Палестины.

   …около 1080 г (до н.э.) они начали решительное наступление на восток, тесня как израильские, так и ханаанские племена.

   Филистимляне обложили данью почти весь Ханаан, и покорённым оставалось лишь вести партизанскую войну, неожиданно нападая на филистимские отряды или поджигая их посевы.

   …Наследники Гедеона в Офре не сумели продолжить дело отца. Все они погибли в междоусобной борьбе за престолонаследие. Последнюю попытку дать отпор врагу предприняли левиты из Шило,- хранители Ковчега Завета.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 373-374.

    

    

    Тель Касила. Руины дома филистимлянского периода (середина XII века до н.э.)

    

    

    

    Согласно Библии (Иер. 47:4; Амос 9:7; ср. Втор. 2:23), филистимляне пришли с Кафтора (Крит) . Эта традиция подтверждается названием одной из частей филистимского побережья "критский Негев" (ха-Негев ха-крети; Сам. 30:14) и ассоциацией между критянами и филистимлянами (Иех. 25:16; Цфан. 2:5). Однако до сих пор не найдено археологических доказательств этого. Филистимляне участвовали во второй волне вторжений "морских народов", которые, согласно египетским источникам, опустошили хеттские земли и Арцаву (Малая Азия) , Сирийское побережье, Каркемиш и Кипр и угрожали Египту в период царствования Мернептаха (1224–1214 до н. э. ) и Рамсеса III. Раскопки в Хаттуше (Богазкёй) и Угарите позволяют заключить, что эти города были разрушены в конце бронзового века (около 1200 г. до н. э.) . На стенах храма Рамсеса III филистимляне изображены в одежде эгейского типа и в украшенных перьями шлемах; аналогичные изображения позднебронзового периода были найдены на Кипре. Филистимские корабли были необычной формы, в то время как их боевые колесницы и повозки не отличались от общепринятых.

    Константин Лукьянцев. Иртернет, https://otvet.mail.ru/question/32704418

    

    …Левиты Силома, понимая необходимость поднять народный дух в годину бедствия, решили восстановить старую традицию – несение Ковчега перед войском. Но при первой же стычке оказалось, что попытка левитов – безнадёжное дело. Хотя Ковчег был встречен взрывом энтузиазма, но воодушевления хватило ненадолго. Когда колесницы филистимлян ринулись на толпу, сгрудившуюся вокруг древней святыни, всех обуял страх и израильтяне в панике отступили. Ковчег оказался в руках врагов, которые ликовали, думая, что пленили самого Бога евреев (cноска 8). …С этого времени господство филистимлян стало прочным и окончательным. По городам были расставлены вражеские гарнизоны, и повсюду хозяйничали сборщики дани. Переживавший глубокий духовный кризис Израиль оказался теперь лишённым и политической независимости.

    Там же, с. 375.

    

    Храм в Шило, находящийся в горах Эфраима, разрушается филистимлянами; по видимому вся страна оказывается в их руках. Гибеа, значительно южнее Шило, является отныне местопребыванием филистимского начальника; кроме него, были, конечно, и другие; над другими областями, например, над областью Иуды, которая теперь, вероятно без боя, отошла к победителям. Одним словом, случилось то, чего, несмотря на все бедствия последнего времени, ещё никогда не бывало: Израиль оказался в собственной стране вассалом чужого повелителя.

    «История еврейского народа», с. 236.

    

    …Весьма характерно, что в дошедших до нас сообщениях не сохранилось имён ни одного из вождей; поэтому можно полагать, что вряд ли начальство над войсками было сосредоточено в руках одного лица. Воспоминания о Деборе и Гедеоне указывали путь, который надлежало избрать Израилю для своего спасения. Только объединение всех колен под начальством одного постоянного вождя, и притом не только на время опасности, но на более продолжительное время, могло спасти израильские колена и восстановить их независимость. Таким образом, обстоятельства настойчиво требовали установления царской власти над всем народом израильским.

    «История еврейского народа», с. 236.

    

    …Все эти события послужили как бы внешним толчком способствовавшим возникновению нового религиозного движения, которое носило довольно странные формы, но благодаря которому Израиль вышел из состояния упадка и духовного умирания.

   Последователей этого движения называли Бне-ха-Небим, "Сынами пророческими". Слово "наби" означало вестника Божьей воли (сноска 9). Но если раньше ясновидцы и прорицатели выступали как одинокие посланцы Неба, то теперь новые пророки собирались толпами на богослужения, ходили по дорогам страны, напевая боевые псалмы и призывая народ к верности Богу отцов. Прорицатели нередко приходили в состояние исступления или экстаза; их энтузиазм легко передавался окружающим. Зачастую, стоило им где-нибудь появиться, как к ним присоединялись все, даже случайные прохожие, увлечённые бешеным ритмом их пляски, завороженные свистом флейт и ритмичными ударами бубнов (сноска 10).

   …Существовало много тщательно разработанных методов, путей и способов, которые применялись ясновидцами для того, чтобы возвысить свой дух до созерцания Божественного.

   Особенностью экстатической практики Сынов пророческих было то, что они искали мистического озарения в массовых коллективных действах.

   …"В еврейской истории и религии всё необычайно, - говорит В.А. Тураев , - подобно тому, как религия Иеговы, очистившись от ханаанства, сделалась наиболее высокой верой в единого Бога, так и из этих вещателей уже в X веке (до н.э.) выделились могучие личности, сделавшиеся духовными вождями народа и религиозными индивидуалистами, причём момент экстаза отступает, а то и совсем не заметен (сноска 11).

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 375-377.

    

    Мнение ...о том, что магическая воля оккультиста тесно связана с некоей магической волей всего народа в целом, не убедительно. В любом народе есть поляризация устремленностей к свету и тьме, есть двоеверие, не лишенное демонизации. Поэтому "воля народа", если о ней вообще корректно говорить в смысле социально-философском, слишком затемнена, чтобы ждать от нее чего-то хорошего. Ясно, что далеко не весь народ склонен к магии, а кто склонен, то не лучшая его часть.

    Л.И. Василенко. "Введение в русскую религиозную философию". Курс лекций. Москва, 2004. Приложение 6. "Платонизм и оккультизм П.А. Флоренского". Цит. по: Интернет http://pstgu.ru/download/1152722387.Religioznaya%20filosofiya.pdf

    

    Сыны пророческие положили много сил на то, чтобы сплотить израильские колена. Они укрепили волю к борьбе подобно Деворе, взывая к чувству религиозного единства народа. Две поэмы, появившиеся в то время: "Благословение Иакова" и "Благословение Моисея" посвящены братству всех колен, скреплённых Заветом.

   Мы очень мало знаем о деятельности "сынов пророческих" и о людях, которые возглавляли их движение. Предание связывает с ними фигуру последнего крупного еврейского вождя эпохи судей – Самуила. В одном месте Библия даже прямо изображает его руководителем общины пророков (I Цар.19.10).

   Однако, сам он был выходцем из других кругов и человеком иного склада. Мы никогда не видим его впадающим в восторженное состояние или экстаз (сноска 12). Это – трезвый, дальновидный человек с характером непреклонным и властным. Он был воспитанником левитской семьи из Силома и с детства служил при Ковчеге. Там он проводил ночи у святыни Ягве и был призван стать служителем Бога и народа.

    Там же, с. 379.

    

    В молодости своей, незадолго до битвы при Афеке, Самуил пришел в Шило, в тамошний дом божий. Несмотря на принадлежность Самуила к колену Эфраима, Эли, жрец ковчега в Шило принял его в качестве храмового служителя и ввёл его в жреческие круги. После злополучного сражения при Афеке и разрушения святилища в Шило, судьба Самуила покрывается мраком. Лишь к концу эпохи угнетения он, уже будучи старцем, появляется вновь. Он поселился, по-видимому в Раме, которая становится его второй родиной. Он известен как жрец и прорицатель. В древнем Израиле оба эти вида деятельности не только не противоречат друг другу, но даже тесно между собой связаны. Ибо если Самуил, в качестве прорицателя, близко соприкасался с Иагве, то тем самым он был наиболее подходящим лицом, чтобы нести обязанности жреца. В Раме находилась высота, на которой без него не совершалось ни одно жертвоприношение.

    «История еврейского народа», том I, с. 237.

    

     Согласно одному преданию, ясновидец добился даже общенародного раскаяния и клятвы покончить с языческими богами. Идолы были выброшены, и с того времени "Сыны Израилевы стали служить одному Ягве" (I Цар. 7.3). Центром этого движения стали города Рама и Мицпа (Масифа) в области Вениаминова колена, где Самуил пользовался наибольшим влиянием.

   Филистимляне были достаточно хорошо осведомлены о деятельности Самуила и о собраниях старейшин Израиля. Они решили подавить мятеж в зародыше, но неожиданно встретили такое сопротивление, что принуждены были поспешно отступить. Однако, это была лишь отсрочка. Убедившись, что израильтяне начинают серьёзную борьбу, филистимляне стали готовить большой карательный поход для усмирения данников.

   Вероятно, ввиду надвигавшейся угрозы старейшины впервые подняли перед Самуилом вопрос о необходимости избрать царя. В ту эпоху в Ханаане царь в первую очередь являлся военачальником с пожизненной властью.

   Самуил был стариком и человеком невоенным. Сыновья его, претендовавшие на власть, были непопулярны. Старейшины настаивали, однако, чтобы именно Самуил выбрал правителя Израилю. "Поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов" (I Цар. 8.5).

   Предание по-разному изображает отношение Самуила к этой задаче. В одном рассказе говорится, что пророк усмотрел в требовании избрать царя измену Ягве и в мрачных красках изобразил монархический образ правления. Но в другом месте мы видим, что Самуил без колебаний помазывает на царство Саула.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 380-381.

    

Продолжение - Часть V.



    

    

    

    

    



     1. Иошуа или Иисус Навин был из колена Эфраима (Числ 13. 3. 4)

     2. Легенды этого рода не представляют единичного явления. Заклинание светил есть обычное явлении всюду, где звёздный мир считался одушевлённым и населённым духами. В песне Деборы также рассказывается, что во время боя с Сисерой звёзды по призыву Деборы оставили свой путь и приняли участие в сражении. (Иош. 19; 11; ср. Суд. 5, 20 и сл.).

     3. Эта песнь входила в древнееврейский сборник былин "Книгу доблестного" (Яшар), и её цитирует автор С. Истории. (Иош. 10.8 сл.)

     4. См. напр., Суд 1.21; 27. 29-30, где говорится о том, что хананеи в течение многих поколений жили рядом с израильтянами.

     5. В 1819 году И.В. Гёте приобрёл старинную латинскую рукопись. 2 ноября 1819 года была напечатана его статья "Три святых царя", где частично пересказывается содержание рукописи… См. комментарии к книге: И.В. Гёте "Западно-восточный диван", М., «Наука», 1988, с. 469.

     6. Эфодом называлось также льняное облачение священника (аналогичное эпату у вавилонян). Урим и Тумим, возможно, имеют что-то общее с египетскими символами урея (змея) и атума (крылатого солнца). Все эти принадлежности исчезли столь давно, что установить их вид невозможно.

     7. Филистимляне принадлежали к народам эгейской культуры. Но в Библии мы находим их уже чтущими ханаанских богов. И имена их царей – семитические.

     8. О дальнейшей судьбе ковчега рассказывается в 5-6 главах книги Судей. Захваченный филистимлянами, ковчег был перенесён в Ашдод и там поставлен в храме Дагона. Но тут начинаются чудеса: Разгневанный Иагве поражает филистимлян бедствиями, а их бога разбивает; это грозное вмешательство заставляет филистимлян возвратить израильтянам ковчег, который, после некоторых приключений был поставлен в Кириат-Иеариме, где и оставался до эпохи Давида. Рассказы о чудесах, конечно, принадлежат к области благочестивой легенды; что же касается вопроса о том, каким образом ковчег попал в Кириат-Иеарим, и почему только Давид о нём вспоминает, этот вопрос до сих пор остаётся невыясненным.

     9. Этимология слова "наби" связана с глаголом "наба" - "вскипать", "литься через край". В вавилонском языке был глагол "набу", означающий "призывать". Таким образом "пророк" был не предсказателем, а возвещателем воли Бога.

     10. I Цар. 10.3 сл. 19.20 сл. Отметим выражение "хэбел небиим", "вериница пророков".

     11. Б.А. Тураев. "История древнего Востока", том 2, с.67.

     12. Вряд ли можно думать, чтобы Самуил не имел никакого отношения к этим фанатикам… Самуил сам не участвовал в выступлениях экстатиков; он оставался тем, кем был; но он, вероятно, использовал это движение, в своих целях. (см. «История еврейского народа», том I, с. 238.).

    

    

 



Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика