Международная выставка печатного дела и графики в Лейпциге 1914 г.



Русский павильон на выставке в Лейпциге




Титульный лист каталога Тов. А.А. Левенсон




Страница из каталога Тов. А.А. Левенсон

    "Международная выставка печатного дела и графики [Buchgewerbe und Graphik; сокращённо "Bugra"] была организована Союзом немецких книгоиздателей в связи с празднованием 150-летия Лейпцигской Королевской Академии графических искусств и печатного дела. Согласно предложенной программе выставка должна была состоять из 16 тематических кмплексов: 1) Свободная графика; 2) Прикладная графика; 3) Преподавание печатного дела; 4) Бумажное производство; 5) Бумажная выделка и письменные принадлежности; 6) Производство красок; 7) Фотография; 8) Репродукционная техника; 9) Гравирование шрифтов, словолитное дело и причастные к ним промыслы, стереотипия и гальванопластика; 10) Способы печатания; 11) Переплётное дело; 12) Издательская, ассортиментная и комиссионная книжная торговля; 13) Печать, уведомительное и публикационное дело, реклама; 14) Библиотечное дело, библиография, библиофилия и коллекионное дело; 15) Машины, аппараты, материалы и орудия печатного дела; 16) Благотворительные учреждения" (см. сноску 1) [Леонид Юниверг. "Издательский мир Иосифа Кнебеля". Иерусалим, "Филобиблон", 1997, с. 174].

    "...Следует заметить, что хотя "Бугра" официально считалась "международной" выставкой, а в печати нередко называлась даже "всемирной" (всего на выставке было 80 павильонов ), её правильнее считать "европейской", поскольку единственной неевропейской страной, принявшей участие в выставке, была Япония" [Там же, с. 179].

    "...3 октября 1913 года Совет министров принял решение об участии России в выставке и об ассигновании 125000 рублей на устройство русского отдела. ...К сожалению, решение Совета министров об участии России в Лейпцигской выставке не могло вступить в силу без "высочайшего" утверждения, а оно последовало лиишь 22 февраля 1914 года, то есть всего за два месяца до её открытия. Только тогда был назначен генеральный комиссар Русского отдела. Им стал начальник Главного управления по делам печати, сенатор Алексей Валерианович Бельгард, по характеристике одного из современников, - "подлинный европеец и либерал". Под его руководством началась практическая работа по собиранию экспонатов и строительству русского павильона" [Там же, с. 176-177].

    "Русский павильон Лейпцигской выставки, построенный всего за полтора месяца, был торжественно открыт 14 мая 1914 года, когда большинство экспозиций других стран уже давно принимали посетителей. Расположенный неподалёку от одного из входов, он сразу же привлекал к себе внимание необычной архитектурой. Построенный по проекту академика В.А. Покровского - представителя русского стиля в архитектуре, двухэтажный павильон напоминал своими яркими красками, орнаментикой и витыми решётками на узких окнах, старинный московский терем: его даже сравнивали с Грановитой палатой. И всё же некоторые находили в нём что-то театральное.

    Нижний этаж павильона был отведён под так называемый "Исторический отдел", дававший наглядное представление о развитии книгопечатания в России до 1860 года. Причём со столь полно и хорошо подобранной коллекцией русских книжных памятников Европа знакомилась впервые. Здесь можно было увидеть факсимильные воспроизведения древнерусских рукописных книг, в том числе "Изборника Святослава" (1037 г.) и "Архангельского Евангелия" (1092 г.); главнейшие издания первопечатника Ивана Фёдорова, включая знаменитую "Острожскую Библию" (1580-1581 гг.); первые русские книги гражданской печати; наиболее художественно совершенные издания XVIII века; самую маленькую русскую книгу XIX века - "Басни" И.А. Крылова (1855 г.) и многое другое.

    По стенам в исторической последовательности были развешаны более 100 образцов художественных произведений русских миниатюристов, граверов и литографов, а также воспроизведения оригинальных заглавных букв из рукописей XI - XIV вв. Фоном для этой части экспозиции служили декоративные панно, посвящённые началу книгопечатания в Москве, на Украине и в Петербурге, удачно дополненные копией скульптуры Ивана Фёдорова работы С.М. Волнухина и макетом печатного станка середины XVII века. На первом этаже располагался также отдел библиографии и

собирательства, демонстрировавший около 50 российских изданий, среди которых особенно выделялись замечательные альбомы и книги Д.А. Ровинского, посвящённые русскому лубку и гравюре.

    Верхний этаж павильона, отведённый под "Современный отдел", включая экспозиции, знакомившие, в основном, с иллюстрированными изданиями, с оригиналами книжной графики известных художников книги, с небольшими выставками театрально-рекламной графики и художественной фотографии, а также с подборкой современных отечественных журналов по искусству. При подготовке этих разделов, по мысли устроителей, преследовалась цель показать, что "русское художественное творчество получило в современном книгоиздательстве широкое применение, и книги, выпускаемые ныне наиболее просвещёнными из наших издателей и типографов, отличаются особым вкусом, изысканностью и своеобразностью", что "со стороны технического исполнения русская изящная книга за последнее время несомненно прогрессирует", наконец, что "все без исключения способы художественного воспроизведения, применяемые за границей, имеют и у нас своих хороших, а отчасти и отличных исполнителей, не уступающих по качеству своих работ заграничному производству" (см. сноску 2) [Там же, с. 180-181].

    Отбор книг для "Современного отдела" сделал один из комиссаров русской части выставки, известный знаток и собиратель гравюр И.И. Леман, а устроителем экспозиции оригиналов книжной графики был видный художественный критик, редактор-издатель журнала "Аполлон" С.К. Маковский. Выставленные издания давали яркое и достаточно полное представление о расцвете книжного искусства в России. "Диву даёшься, видя массу книг, собранных в одно место, из которых одна спорит с другой своим внутренним или наружным убранством, - делился своими впечатлениями о выставке И.Д. Галактионов. - Глаз не может налюбоваться теми прелестными и оригинальными иллюстрациями, заставками и концовками, которые в последние годы украшают нашу книгу" (см. сноску 3). Это были издания, выпущенные Экспедицией заготовления государственных бумаг, Товариществом Р. Голике и А. Вильборг. Товариществом скоропечатни А.А. Левенсон, типографиями А.И. Мамонтова и В.С. Кульженко, издательствами "Общины св. Евгении, "Скорпионом", "Шиповником", "Кружком любителей русских изящных изданий" и др. Всего в экспозиции были представлены книги и альбомы 54-х фирм, выпущенных ими в 1882-1914 гг.

    Среди представленных книг можно было увидеть "Азбуку в картинах" А.Н. Бенуа (1904), "1812-й год в баснях Крылова" с иллюстрациями Г.И. Нарбута (1912), "Казначейшу" М.Ю. Лермонтова с иллюстрациями М.В. Добужинского (1913), "Горе от ума" А.С. Грибоедова с иллюстрациями Д.Н. Кардовского (1913) и др. Здесь же находились роскошные подарочные издания, посвящённые царскому дому: "Коронационный сборник" (1899), 4-томная "Великокняжеская, царская и императорская охота" Н. Кутепова (1902-1912), "Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны" А.Н. Бенуа (1910) и др. Всего в разделе "Современная иллюстрированная книга" было представлено 214 художественных изданий; при этом тридцать одно из них - принадлежало И.Н. Кнебелю.

    На выставке широко экспонировались детские книги "Подарочной серии" [выпускавшейся издательством Кнебеля], среди которых были все двенадцать нарбутовских книжек, три книжки с иллюстрациями Д. Митрохина ("Басни" И. Хемницера, "Жизнь Альмансора" и "Корабль-призрак" В. Гауфа), три книжки Е. Поленовой, две - с иллюстрациями Н. Ульянова, а также ряд детских книжек, оформленных и иллюстрированных А. Глаголевой, Р.О. Коннель, М. Лебедевой и М. Чемберс - всего 27 изданий. Из книг по изобразительному искусству в экспозицию были включены первый выпуск "Истории русского искусства" и три монографии из серии "Русские художники" - о М. Врубеле, И. Левитане и В. Серове.

    В целом русский отдел Лейпцигской выставки произвёл на посетителей достаточно благоприятное впечатление. По свидетельству современников русские книги, как старая, так и новая, "поражала своей неожиданной для иностранцев красотой" (см. сноску 4).

    "...организаторы экспозиции сумели в короткое время подготовить и выпустить в свет (хотя и не к открытию) каталог русской части выставки, прекрасно отпечатанный в типографии Экспедиции заготовления государственных бумаг и со вкусом оформленный Г.И. Нарбутом. Каталог включал не только описания всех экспонатов, но и краткие очерки о целях и содержании каждого раздела экспозиции. Помимо каталога, был издан на немецком языке альбом "Der modern Buchschmuck in Russland" ("Современное оформление книги в России"), составителем, редактором и автором вступительной статьи к которому стал С.К. Маковский, а автором монографического очерка - известный искусствовед и художник Н.Э. Радлов. Это издание, преврсходно оформленное Г.И. Нарбутом и С.В. Чехониным, было великолепно отпечатано в типографии Товарищества Р. Голике и А. Вильборг. Альбом получился настолько удачным, что через два года, с некоторыми дополнениями он был переиздан уже на русском языке. Примечательно, что немало страниц обоих изданий было отведено под репродукции графических композиций из кнебелевских изданий [Там же, с. 181-186].

    




1. Гренц Г.Л. Международная выставка графических искусств в Лейпциге в 1914 г. Пг., 1915, с. 2.

2. Международная выставка... Каталог рус. отдела. Спб., 1914, с. 168.

3. Галактионов И.Д. Международная выставка графики и печатного дела. Пг., 1914, с. 3.

4. Цит. по ст.: Лазурский В.В. Русская книга // "Творчество", 1977, № 2, с. 11

 


Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика