"От Имени и по поручению"

( Калейдоскоп мнений )

    

    
Часть V.

    

    


    

    

    Н.Н. Ге. "Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила"

    [1856 г.]

    

    
"Шапка мономаха"

    

    Мы в точности не знаем, как Саул сделался царём; несомненно лишь, что Самуил сыграл в этом деле какую-то важную роль. Согласно более древнему, а потому и более достоверному из двух рассказов, повествующих об этом событии (I Сам, гл. 9, 10, 1-16 и 11) Самуил, принявший близко к сердцу бедствия своего народа, однажды случайно встретился с Саулом; последний, ничего не подозревая, пришёл к Самуилу в поисках за пропавшими ослицами своего отца, и Самуил признал в нём того, кого он давно искал. Самуил открывает Саулу ожидающее его высокое призвание и наполняет его сердце духом Иагве, а затем, отсылает его домой, в уверенности, что Саул сам будет знать, когда наступит время действовать. Саул поступает так, как заповедал Иагве. Впервые он показывает себя победой над аммонитянами.

    «История еврейского народа», том I, с. 239.

    

     …благодаря собственным подвигам, Саул действительно заслужил царский венец. Народ с триумфом сопровождает его в Гилгал, древнее священное место на берегу Иордана, близ Иерихона, и там перед Иагве поставляет Саула царём (I Сам., гл. XI). Власть его простиралась, вероятно, на центральную часть страны, на горы Эфраима и на земли вплоть до Изреэльской равнины. Ей подчинился – впоследствии, по крайней мере – также и Иуда; она распространилась и на значительную часть Заиорданья, вероятно, уже со времён победы над аммонитянами.

    Там же, с. 240.

    

    Избрание Саула получило общее признание. Однако Самуил, как повествует Библия, предупредил всех израильтян, что они могут надеяться на благополучие, только в том случае, если будут по-прежнему видеть в Ягве своего высшего царя и чтить его Завет.

   "Если же вы будете делать зло – то и вы, и царь ваш погибнете" (I Цар. 12. 25).

   Иными словами, царь был уравнен перед Богом со всеми его подданными. Он не бог и не маг, управляющий атмосферой, а простой человек, который так же ответственен перед совестью и законом, как и любой израильтянин. Ему дана харизма быть нагидом – предводителем Народа Божия в его сражениях, он должен вершить суд. И этим его роль и ограничивается. "Помазание" есть как бы назначение его управителем "наследия Ягве", но отнюдь не возводит его в ранг высшего существа.

   Первые годы принесли Саулу быстрые успехи. Ему во всём помогал сын Ионафан – одна из самых привлекательных личностей Ветхого Завета. Это он дал сигнал к восстанию, разбив со своей дружиной филистимский гарнизон в Гиве, он совершил героическое нападение на вражескую армию в окрестных горах.

  Повсюду звучали боевые трубы; люди, готовые сражаться, стекались в Гиву. Под большим тамариском, держа в руках неразлучное копьё, сидел Саул, принимая ополченцев. Никакого опыта в военном деле он не имел; уже будучи царём, он по-прежнему оставался крестьянином с узким кругозором и деревенскими привычками. Но на первых порах душевный подъём подавлял все его слабости. Он делал отчаянные вылазки и не раз обращал в бегство филистимлян.

   Но у него не было ни хорошего оружия, ни настоящей столицы, ни людей, пригодных занимать административные должности. Хуже всего было, что сам царь постепенно стал чувствовать свою неполноценность. Вспыльчивый и наивный, склонный к суевериям и беспричинным тревогам он легко бросался из одной крайности в другую. Он не сумел сохранить дружбу с Самуилом, и между ними произошёл разрыв. Причина его крылась, по-видимому, в антипатии Самуила к царской власти вообще и в его подозрениях относительно Саула. Старому пророку казалось, что царь стремится присвоить себе религиозные санкции. Так, однажды между ними произошла размолвка из-за того, что Саул принёс жертву в отсутствии Самуила.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 386-387.

    

    Еврейской древности чужды иерократические склонности; власть находится исключительно в руках родовых и семейных старшин и в руках царей, они же совершают богослужение и назначают и смещают жрецов. Влияние последних только моральное; закон Ягве в их руках не является документом, обеспечивающим их собственное положение, напротив, они поучают им других в своих речах. Закон, как и слово пророков, имеет только божественный авторитет, его значение только в его добровольном признании. Наконец, что касается литературы, которую мы имеем из царской эпохи, то при самом сильном желании мудрено откопать два-три двусмысленных намёка на закон, значение которых ничтожно, если хотя бы вспомнить, чем Гомер был для Греков..

   …Предпринятая в конце вавилонского плена обработка книг Судей, Самуила и Царей, которая пошла гораздо дальше, чем обыкновенно думают, осуждает всю царскую эпоху, как еретическую. Позднее предпочитали не осуждать прошедшего, которое всё более и более окружалось известным ореолом, но просто превращали его в легитимное: книги Хроник (сноска 1). показывают, как приходилось вычищать историю древности, исходя из предположения, что моисеева иерократия была её основой.

    Юлиус Велльгаузен. «Введение в историю Израиля», с. 4-5.

    

    Саул идёт на амалекитян войною и на долю его выпадает блестящий успех. Попавшие в плен амалекитяне, согласно издревле священному обычаю войны, подвергаются казни. Саул дарует жизнь лишь царю Агагу и не уничтожает части доставшихся в добычу животных, нарушая этим повеление Иагве, переданное через Самуила – никого и ничего не щадить. Тогда Самуил собственноручно убивает Агага "перед лицом Иагве в Галгале", а Саулу возвещает, что Иагве жалеет о том, что сделал его царём. После этого Самуил возвращается в Раму, а Саул – в Гибеа. "И Самуил не видел более Саула до самого дня его смерти". В результате, с этих пор роковая бездна разверзлась между Саулом и Самуилом.

    "История еврейского народа", том I, с. 242.

    

    После этого разрыва Саул стал страдать припадками тяжёлой душевной болезни. Он терзался тем, что Ягве оставил его, болезненно воспринимал любой, даже мнимый намёк на своё недостоинство, на несоответствие званию царя. Иногда его страхи доходили до границ безумия. Современники приписывали это воздействию злого духа. Только музыка успокаивала больного.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 387-388.

    

    Юноша Давид (сноска 2) сын Ишаи из Бет-Лехема Иудейского, мастерски играющий на лире, обладающий прекрасной наружностью и даром слова, появляется при царском дворе Саула. Саул пригласил Давида по совету приближённых, которые надеялись, что игра молодого иудея рассеет терзающую царя тоску. До поступления на царскую службу Давид был пастухом у своего отца; его разыскали слуги Саула и привезли к царю. Молодой Давид делается личным слугой Саула; царь полюбил привлекательного и ловкого юношу, и в скором времени назначает его своим оруженосцем.

    «История еврейского народа», том I, с. 244.

    

    …следует помнить, что есть два Давида – Давид легенды и Давид истории, и они сильно отличаются друг от друга. Легенда, приписывая Давиду свою Книгу Псалмов, превратила его в мистика-индивидуалиста и чуть ли не в христианского святого. Ополчаясь против этой легенды, некоторые увлекающиеся критики готовы были изображать Давида бесчестным разбойником и свирепым язычником.

   Давид истории – не мрачный злодей и не христианский святой, это личность сложная и яркая, редкая среди венценосцев всех времён.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 388.

    

    Давид принадлежал к числу тех избранных натур, которые неминуемо привлекают к себе симпатии всех, с кем они приходят в соприкосновение, и перед обаянием которых никто не может устоять. Вскоре после своего появления при дворе Саула, он очаровывает одного за другим, сначала – царя, а затем – и придворных, и сына и дочь Саула. Для подозрительности Саула этого слишком много. Он начинает опасаться за свой престол, и высокий покровитель Давида в короткое время превращается в его злейшего врага.

    «История еврейского народа», том I, с. 245.

    

    Давид наголову разбивает филистимское войско, его с триумфом встречают восторженные толпы, а женщины слагают песнь в честь его победы, в которой он ставится выше Саула. Иными словами, Давид в глазах всех становится как бы антиподом мрачного царя, терзаемого злыми духами.

   …В припадках ярости Саул несколько раз метал копьё в Давида, когда тот играл на арфе. Становилось ясно, что царь решил уничтожить соперника. Но дети Саула становятся между отцом и Давидом. …Ионафан предупреждает друга об опасности, навлекая на себя гнев царя; Мелхола спускает мужа из окна, когда за ним приходит стража.

   Давид скрывается из Гивы и бежит в Раму к старому Самуилу. Этот шаг показывает, что юноша всерьёз принял вызов, брошенный царём. Рама – центр оппозиции Саулу.

   …Остаётся тайной, о чём совещались Давид и Самуил. Но, несомненно, пророк принял сторону Давида.

   …В течение некоторого времени будущий основатель Святого Града скрывается в горах и пустынях. К нему стекаются всевозможные бродяги, беглые слуги, недовольные, искатели приключений. Из этих отчаянных людей (вне закона) образуется большой отряд дружинников. Давид умеет великолепно управлять этим грубым народом. Его великодушие, отвага и сильная воля покоряют даже разбойников.

   Отряд вынужден постоянно менять своё местопребывание. Саул, одержимый манией, уже не может более жить спокойно в Гиве. Он забрасывает дела и рыщет по горам в поисках Давида. Несколько раз случай внезапно сталкивает их, но Давид неизменно проявляет благородство по отношению к своему бывшему господину.

   Женитьба Давида на вдове богатого землевладельца (Саул выдал Мелхолу за другого) улучшает положение его отряда. Теперь – это уже внушительный лагерь, располагающий своими стадами и землями. Но, чем больше укрепляется Давид, тем настойчивее становятся преследования Саула.

   В конце концов Давид со своими людьми вынужден просить убежища у филистимского царя Анхуса, который с радостью принимает его, довольный тем, что Израиль лишился такого вождя. Анхус даёт своему новому вассалу во владение город Секелаг, оттуда Давид делает постоянные набеги на бедуинские племена. По тогдашним понятиям это означало "оставить наследие Ягве и служить богам чужим". Но Давид и в Секелаге оставался верным Богу отцов. При нём неразлучно находился пророк Ягве и Авиафар с эфодом, через который Давид постоянно вопрошал Бога.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 390-392.

    

    Если Давид хотел слыть другом филистимлян и создать себе прочное положение среди них, то он, безусловно, должен был представить известные гарантии своей лояльности. Он, несомненно, должен был дать клятвенное обещание последовать со своим отрядом за Ахишем в случае войны с Саулом; более того, он должен был тут же привести доказательства, что действительно является врагом Саула и другом филистимлян. Благодаря своему уму и находчивости, Давид достигает и этого, не прибегая к военным действиям против Израиля. Из Циклага, своего нового местожительства он зачастую предпринимает набеги, с которых возвращается нагруженный добычей; набеги эти направлены будто бы против Иудеи, а на самом деле – против ханаанеян и аравийских племён пустыни. Чтобы скрыть следы своей тайной деятельности, Давид приказывает избивать поголовно всех мужчин, женщин и, вероятно, также детей всюду, где он появляется.

   Шаг, на который решился Давид, был в самом деле отчаянным. Давид вёл опасную игру, тем более рискованную, что он не мог знать, как долго ему удастся, путём двуличия и обмана, держать Ахиша в заблуждении.

    «История еврейского народа», том I, с. 252.

    

    Всесильный Бог мог бы отдать евреям египетские богатства "явственно", но он так не сделал, а повелел Моисею "прехытрити" фараона; Бог мог бы явственно помазать на царство Давида, но он предпочёл "прехытрити" Саула; он так же поступил и с Исавом, и с Лаваном, и с Иеровоамом, и с жителями Иерихона, "и многа суть такова в божественных писаниях прехыщрена же и коварства, яж сам Господь Бог сотвори".

    Отрывок из сочинения Иосифа Волоцкого в изложении Н.М. Никольского.

    (Цит. по:) Н.М. Никольский. «История русской церкви». М., Издательство политической литературы, 1983. с. 71.

    

    Как несколько десятилетий назад, отряды филистимлян …направляются к северу, чтобы напасть на израильтян со стороны Изреэльской равнины. Севернее этого пункта – царство Саула, повидимому, не простиралось; таким образом с тыла им ничто не угрожает. До Изреэльской равнины Давид, верный своему долгу следует за ними.

    «История еврейского народа», том I, с. 253.

    

    …в последнюю минуту ему открывается путь к спасению. Подвластные Ахишу князья, которых не могло переубедить доверие их вождя к Давиду, энергично требуют удаления его из войска…

    Давид с притворным негодованием отвергает, как оскорбление его военной чести, предложение, которое он в глубине души от всего сердца, несомненно, приветствовал. С неохотой и подыскивая извинения перед Давидом, Ахиш подчиняется решению остальных. Теперь Давид свободен. Он уходит обратно в Циклаг.

    …Тем временем в долине Кишона решалась участь Саула и его войска.

    …филистимляне успевают…овладеть долиной и располагаются в восточной её части, близ Шукема.

    …Как перед прежними битвами, так и теперь Саул прежде чем вступить в решительный бой, хотел узнать волю Иагве. Эти последние гадания Саула перед катастрофой легенда рисует в мрачных до трагического ужаса тонах:

    "Спрашивал Саул Иагве, но не отвечал ему Иагве, ни через сны, ни через урим (сноска 3), ни через пророков…

    …Дело Саула погибло ещё прежде, чем войско его вступило в бой; ибо там, где вождь трепещет, войско бессильно. Армия его терпит поражение и обращается в бегство. Три старших сына Саула: Ионатан, Абинадаб и Малкишуа, остаются на поле битвы. Его самого преследуют по пятам филистимские стрелки. Его оруженосец не соглашается нанести ему смертельный удар, о котором он просит, и чтобы не отдаваться в руки врагов, Саул бросается на свой меч……

    Там же, с. 254-255.

    

    Рассказ об Аэндорской волшебнице содержится в 1 Царств (глава 28). В ней повествуется, как после смерти пророка Самуила войска филистимлян собрались на войну с Израилем "и стали станом в Сонаме". Царь Израиля Саул собрал "весь народ Израильский" и стал своим станом на Гелвуе (Гильбоа). Испуганный филистимлянским войском, он попытался вопросить Бога об исходе битвы, "но Господь не отвечал ему ни во сне, ни чрез урим, ни чрез пророков" (1Цар.28:6). Тогда он приказал слугам — "сыщите мне женщину волшебницу, и я пойду к ней и спрошу её". Поставленная царём задача была весьма сложной, так как Библия сообщает, что Саул после смерти Самуила изгнал из страны всех волшебников и гадателей (1Цар.28:3). Однако слуги нашли женщину-волшебницу в близком к лагерю селении Аэндор, и Саул, сменив царские одежды на простые, взял с собой двух человек и ночью отправился к ней.

   "И сказал ей [Саул]: прошу тебя, поворожи мне и выведи мне, о ком я скажу тебе. Но женщина отвечала ему: ты знаешь, что сделал Саул, как выгнал он из страны волшебников и гадателей; для чего же ты расставляешь сеть душе моей на погибель мне? И поклялся ей Саул Господом, говоря: жив Господь! не будет тебе беды за это дело. Тогда женщина спросила: кого же вывесть тебе? И отвечал он: Самуила выведи мне. И увидела женщина Самуила и громко вскрикнула; и обратилась женщина к Саулу, говоря: зачем ты обманул меня? ты — Саул. И сказал ей царь: не бойся; что ты видишь? И отвечала женщина: вижу как бы бога, выходящего из земли. Какой он видом? — спросил у неё [Саул]. Она сказала: выходит из земли муж престарелый, одетый в длинную одежду. Тогда узнал Саул, что это Самуил, и пал лицем на землю и поклонился (1Цар.28:8-14).

   Саул спросил Самуила о том, как поступить ему в войне с филистимлянами, на что получил ответ — "для чего же ты спрашиваешь меня, когда Господь отступил от тебя и сделался врагом твоим? Господь сделает то, что говорил чрез меня; отнимет Господь царство из рук твоих и отдаст его ближнему твоему, Давиду" (1Цар. 28:16-17). Далее Самуил предрёк, что "завтра ты и сыны твои [будете] со мною". Саул испугался и пал на землю. Волшебница подошла к нему, предложила хлеба, после уговоров царь согласился поесть, и женщина заколола ему телёнка и испекла опресноки. Поев, Саул удалился.

   Иудейские богословы указывают, что видя смятение и душевное угнетение царя, она проявила к нему милосердие, накормив его. При этом отмечают, что один из мидрашей сообщает, что она не просто заколола телёнка, а это было её приношение идолам и Саул опустился до того, что ел идоложертвенную пищу.

   ...Обычно дух, вызываемый колдуньей с помощью тумы (сил нечистоты), появлялся вниз головой, ибо приходил в мир способом, противоречившим святому Божественному творению. Однако перед царем призрак предстал в нормальном положении.

   ...Такое необычное появление призрака помогло волшебнице понять, что к ней за помощью обратился сам помазанник Божий. В мидраше Ваикра Рабба из библейского текста делает вывод, что "все духи, за исключением тех, которых вызывают по приказу царя, появляются вниз головой" и по этому признаку волшебница однозначно определила что к ней пришёл царь Саул.

   ...Якобы, как и в других случаях общения с духами, колдунья могла видеть дух Самуила, но не слышала его, а Саул слышал, но не видел. Прочие присутствующие не видели и не слышали ничего. Также добавляют, что волшебница очень испугалась, увидев, что Самуил явился с сонмом прочих духов, но оказалось, что Самуил пришел не один, так как решил, что настал день Страшного суда. Поэтому он попросил дух Моисея подняться вместе с ним и подтвердить, что Самуил выполнял строго все предписания Моисева закона (Торы). Вслед за Моисеем последовали и другие благочестивые, что и составило толпу призраков, фигурирующую в легенде.

   ...Талмуд указывает, что в Библию вошла лишь небольшая часть разговора между призраком и царем. Самуил будто бы начал бранить Саула за то, что тот нарушил покой усопшего: "Ты вызвал гнев Бога не только потому, что обратился за советом к духам — ты из меня сделал идола". На это Саул спросил: "Спасусь ли я, если обращусь в бегство?" Самуил ответил: "Да, если убежишь с поля боя, то будешь в безопасности. Но если ты согласишься с приговором Господа, то завтра окажешься в раю рядом со мной".

   ...В других комментариях указывается, что Саул спросил у волшебницы, как выглядит дух (которого он мог только слышать). Она ответила: "Видение не имеет человеческого обличья. Оно закутано в белые одежды, и ведут его два ангела". Предание добавляет, что она смогла вызвать призрак Самуила только потому, что он скончался лишь несколько месяцев назад — в первый год после смерти тело благочестивого усопшего лежит в могиле не разлагаясь, и поэтому в этот год душа его может спускаться на землю и вновь подниматься на небо. Лишь когда тело истлело, душа с ним окончательно расстается и улетает на небеса.

   О действиях, которые совершала колдунья, вызывая дух Самуила, Библия ничего не сообщает. Известно об использовании в Древнем Израиле предсказателями кости животного, называемой "Шоэль идони". Её помещали в рот прорицателя и принуждали её "говорить" (то есть издавали с помощью неё звуки). Рамбам пишет, что вызыватели мёртвых использовали миртовый посох, воскуряли благовония, произносили заговоры и затем вопрошающий как бы слышал ответы на его вопросы, произносимые низким голосом из-под земли, который "воспринимается скорее разумом, чем слухом". При этом сообщают об обычной практике использования такими чревовещателями помощника, который из потайного места отвечает глухим голосом на вопросы посетителя, имитируя этим общение с духом. Для большего эффекта на спиритических сеансах использовался череп из оникса или стекла, а также сам сеанс проводился над могильной плитой.

   ...Библейский текст не сообщает, куда пришёл Саул к волшебнице — в дом или какое-то святилище. Роберт Грейвс отмечает, что греческие подземные толосы, использовавшиеся для общения с духами, были занесены из Палестины, и Аэндорская волшебница повелевала как раз подобным святилищем. В окрестностях Эйн-Дора находится скальная пещера, которую считают тем местом, где по зову волшебницы Саулу явился дух Самуила.

    Статья "Аэндорская волшебница". Цит. по: Интернет https://ru.wikipedia.org/wiki/...

    

    Cказал некий саддукей р. Аббаhу: вы говорите, что души праведников сокрыты под Престолом Славы. Как же "вызывающая мёртвых по костям" подняла Шмуэля при помощи некромантии (негида)? Ответил: там это произошло до истечения двенадцати месяцев (после смерти). Поскольку преподано (барайта): "на протяжении 12 месяцев тело существует, а душа восходит и нисходит. После 12 месяцев тело прекращает своё существование, а душа поднимается и больше не спускается".

    (Цит. по изданию: "Талмуд. Том X (Гемара: Трактат Шаббат, главы VIII-XXIV). М., издание Л. Городецкого, 2013, 596-597.

[Далее: Талмуд. Том X (Гемара: Трактат Шаббат, главы VIII-XXIV, с указ. cтр.]

    

    ...уже обыкновенный житейский опыт показывает, что суеверие составляет более неотъемлемую принадлежность еврея, нежели действительно культурного человека всякой другой национальности. В виду этого, религия должна составлять более характеристическую принадлежность иудейского племени, нежели какого угодно другого народа. Религия должна, поэтому, с первых же шагов разоблачить пред нами основные свойства характера избранного народа.

    Евгений Дюринг. "Еврейский вопрос, как вопрос о расовом характере и о его вредоносном влиянии на существование народов, на нравы и культуру". М., типография Товарищества И.Н. Кушнерёв и К*, 1906.

   (Цит по:) Интернет http://www.hronos.km.ru/libris/lib_d/dyuring00.html

    

    Саулу отсекли голову, после чего враги носили её "по всей земле филистимлян", а обезглавленное тело было вывешено на стене города Бей-Шеана - бывшей египетской, а ныне филистимлянской крепости в глубине Израиля.

   …Известно, что в гибели Саула был повинен и один из его военачальников из племени иудеев - Давид. Он бежал со службы Саула, после чего возглавил военный отряд на юге страны, а затем перешел на сторону филистимлян. В главном сражении он не принимал непосредственного участия, но, изменив Саулу, он значительно ослабил силы израильтян и дал возможность филистимлянам победить первого израильского царя.

    (Цит. по:) Интернет.http://www.nationalsecurity.ru/library/00034/00034palestina2.htm

    

    …остатки войска [Саула] во главе с [его] двоюродным братом скрылись за Иорданом и там провозгласили царём принца Иеосфея, но никакой реальной власти этот наследник Саула не имел.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 394.

    

    …Давид почувствовал, что настало его время. По совету священника и пророка он собрал всех своих людей, свои стада и имущество и двинулся из Секелага в родную Иудею. Там в городе Хевроне у него было много сторонников. Старейшины иудеев встретили его как единственного человека, на которого можно опереться. Он предстал перед ними в ореоле своих прежних заслуг и был единодушно признан царём Иудейским. Дело в том, что Иудея, благодаря своей обособленности не слишком считалась с властью Саула. Давид же был для южан куда более близким, чем Иевосфей, живший за Иорданом.

     Там же, на той же стр.

    

    Давид, только что вернувшись после преследования амалекитян, употребляет часть добычи на поднесение даров старейшинам колена Иуды. Смерть Саула до такой степени совпадает во времени с этим возвращением Давида с добычей, что мы имеем полное основание считать, что подарки были поднесены Давидом не до, а после получения им известия о гибели Саула и Ионатана. Поднося эти дары, Давид, конечно, рассчитывал расположить в свою пользу иудейских старейшин и тем подготовить почву для своего господства над Иудой. С той же целью Давид посылает вскоре после этого приветствие городу Ябешу в Гилеаде в виду проявленного им благородного мужества по отношению к памяти Саула. В Ябеше скрывались самые верные сторонники Саула, оплакивавшие в нём своего величайшего благодетеля. Привлечение их на сторону Давида было бы особенно необходимо, если бы Ишбаал стал готовиться к сопротивлению. И то, что Давид открыто сказал жителям Ябеша: "Саул, ваш законный царь, умер, теперь я буду вашей поддержкой", - он, без сомнения, сумел в скрытой форме высказать то же, что и старейшинам Иуды, посылая им дары.

    «История еврейского народа», том I, с. 261.

    

    Несколько лет продолжалось соперничество между сторонниками Давида и Иеосфея. В этой борьбе Давид старался проявить максимум справедливости, и для своего времени он отличался несомненным великодушием…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 394-395.

    

    Нельзя… придавать слишком серьёзного значения этой борьбе Ишбаала с Давидом. В самом деле, у Давида не было никакого расчёта вести войну с особенной энергией. Он мог достигнуть своей цели иным путём – не оружием. И хотя военные действия между Давидом и Ишбаалом продолжались все 7 с половиной лет царствования последнего, они не отличались, особенным ожесточениием. Повидимому, Давид вёл, главным образом, оборонительную войну, а у его противника, несмотря на горячее желание победы, не хватало силы для более или менее энергичных наступательных действий. Да и народ не мог сочувствовать братоубийственной войне, ибо чем далее, тем сильнее все израильтяне должны были убеждаться в том, что дом Саула был заходящей, а Давид восходящей звездой Израиля., и что ему принадлежало будущее. Ишбаал не мог быть равноценным противником Давида уже вследствие того, что он, вероятно, вследствие молодости (сноска 4), совершенно стушевался перед своим военачальником Абнером; а ведь и этот последний далеко не был в состоянии выдержать сравнение с Давидом. Лично храбрый и преданный дому Саула, пока Ишбаал не стеснял его свободы, Абнер ни в каком отношении не представлял из себя чего-либо выдающегося. Поэтому, совершенно естественно, что симпатии всего Израиля всё более и более склонялись на сторону Давида. Только от него можно было ждать, что он справится с задачей освобождения страны от филистимлян, которая оказалась роковой для дома Саула. И мы можем шаг за шагом проследить, как всё крепло положение Давида, и как всё более расшатывался трон Ишбаала. И не один триумф выпадает на долю Давида, благодаря его мудрости и умеренности.

    «История еврейского народа», том I, с. 262.

    

    Абнер вступает с Давидом в переговоры. Он обещает Давиду не только перейти на его сторону, но и привести к нему весь народ израильский. Он не только знает настроение Израиля, но уже уверен в том, что народ пойдёт за Давидом. Тайные соглашения между Абнером и старейшинами Израиля и даже знаменитейшими из вениаминитов, о которых говорится в наших источниках, несомненно, происходили ещё раньше полного разрыва между Абнером и Ишбаалом. Весь Израиль хотел воцарения Давида… Абнер стал теперь во главе этого движения и начал искать повода для окончательного разрыва с Ишбаалом.

   Давид принимает предложение Абнера, но условно. Ему кажется, что не всё ещё готово, и что нельзя ещё рассчитывать занять трон Саула без борьбы. Сначала, по его мнению, нужно восстановить ту связь, которая некогда соединяла его с домом Саула и давала ему некоторое право считать себя наследником Саула: именно он требует возвращения своей жены, Михаль, дочери Саула, которую тот у него отнял. В этом ему должен помочь Абнер. Он ещё сохранил своё влияние на Ишбаала, и если даже требование Давида было предъявлено Ишбаалу после его ссоры с Абнером, то тем скорее Ишбаал должен был дать своё согласие, так как этой уступкой он мог надеяться задобрить своего разгневанного военачальника. Для Давида же важно было вернуть назад свою жену не по принуждению, а в силу своего права на неё. Если бы это было достигнуто, то всё остальное произошло бы естественным образом: Давид принял бы тогда услуги Абнера, а без поддержки Абнера Ишбаал стал бы настолько слабым, что вряд ли представилась бы необходимость устранять его.

    Там же, с. 264.

    

    Во главе посольства из двадцати человек из свиты Ишбаала Абнер везёт Михаль в Хеброн. Во время пиршества, которое Давид устраивает в их честь, Абнер снова говорит о своей готовности перейти вместе со всем Израилем на сторону Давида.

   … Абнер становится изменником своему господину, а Давид – сообщником Абнера в давно задуманном и хорошо подготовленном заговоре против Ишбаала…

   … Абнеру не суждено было довести до конца начатое дело. Его судьба была решена в Хеброне. Иоаб, честолюбивый и деспотический полководец Давида, сделался смертельным врагом Абнера с тех пор, как тот убил его брата Асаэля. Возможно, что если Иоаб был посвящён в планы Абнера, то к этому чувству мести прибавилось и личное соперничество. Из предосторожности Давид отсылает Иоаба из Хеброна. Но он раньше срока возвращается назад, устраивает Абнеру западню и убивает его у ворот Хеброна, мстя за смерть брата.

    Там же, с. 265.

    

    В 1956 году американские учёные произвели раскопки в семи милях севернее Иерусалима. В результате они обнаружили не только следы города Гивы, который так часто упоминается в Библии, но и место, где в те древние времена произошла кровавая схватка. Как рассказывается во 2-й Книге Царств, однажды на этом месте произошёл кровавый рукопашный бой между сторонниками соперничающих военачальников – Иоава и Авенира. Противников было по двенадцать с каждой стороны, одни сражались на стороне Давида, другие сохраняли верность оставшемуся в живых сыну Саула. Во 2-й Книге Царств (2 :13) говорится, что они "встретились у Гаваонского пруда". Профессор Колумбийского университета Дж. Б. Притчард обнаружил в эль-Джиб (как теперь называется это место) на месте поля, где росли томаты, этот "Гаваонский пруд" - место без сомнения хорошо известное в те времена. Профессор нашел круглую шахту более тридцати футов в диаметре и глубиной в тридцать футов, которая вертикально спускалась к каменному дну. Спиральная дорожка, сделанная с внутренней стороны стены, шла вниз под уклоном. Ниже её на сорок пять футов спускалась к самому бассейну, вырубленному в известняке, винтовая лестница с двумя отверстиями для света и вентиляции. Когда это место было расчищено от камней, большой резервуар начал опять, как и три тысячи лет назад, медленно наполняться водой, которая просачивалась сквозь трещины в известняке. Этот библейский "Гаваонский пруд" обеспечивал город достаточными запасами свежей воды для питья на крайний случай или во время осады.

    Вернер Келлер. «Библия как история», с. 219.

    

    …В то же время судьба приготовила последний удар и Ишбаалу: его изменнически убивают два начальника отрядов колена Вениамина. В полдень они проникают во дворец, проходят мимо спящей привратницы и убивают Ишбаала во время сна…

    Там же, с. 265-266.

    

    …Выбор Израиля мог пасть только на Давида. Все колена Израиля, представленные старейшинами, пришли к Давиду в Хеброн и сказали ему: "Мы плоть и кровь твоя. Ещё тогда, когда Саул царствовал над нами, ты был тем, кто вёл Израиль в битвы и возвращался из сражения во главе его. И Иагве сказал тебе: "Ты будешь пасти народ мой, и будешь царём над ним". После этого старейшины израильские помазали Давида в Хеброне на царство. Этот рассказ свидетельствует о том воодушевлении, которое царило во всём Израиле, когда Давид был призван на трон Саула.

    Там же, с. 268.

    

    

    

    "Царь Давид"

   Художник Педро

     Берругете [ XV в.]

    

    

    …Давид считал, что отношения между ним и филистимлянами должны опять стать теми же, какими они были во времена Саула. Но враг напал раньше, чем того ожидал Давид. Как только распространилась весть о помазании Давида на царство над всем народом Израильским, филистимляне вступили в пределы Иуды: они хотели застать врасплох Давида и в корне пресечь попытку Израиля вернуть себе свободу. Филистимляне осаждают Бет-Лехем, родину Давида, и угрожают Хеброну. Давид вовремя узнаёт об этом. Но он уже не успевает призвать своё ополчение и принуждён с большой поспешностью отступить в хорошо ему памятную крепость Адуллам. Здесь он выжидает некоторое время и собирает свои силы. Вскоре ему удаётся разбить филистимлян, расположившихся лагерем на равнине Рефаим (Великанов), к юго-западу от Иерусалима, почти у самого города.

    Там же, с. 269.

    

    …Давиду пришлось дать немало серьёзных сражений, прежде чем ему удалось обеспечить Израилю спокойствие на филистимской границе. Возможно, что эти сражения продолжались и после взятия Иерусалима в течение долгого времени.

    Там же, с. 269-270.

    

    …Наконец, Давиду удаётся одним решительным ударом завладеть тогдашней столицей филистимлян, Гатом, и таким образом покорить всю их страну.

    Там же, с. 270.

    

    Израиль должен был сплотиться и занять положение, которое внушало бы уважение соседним государствам Сирии. Шаг за шагом подходит Давид к этой цели. При нём колена Израиля стали глубже сознавать своё единство и получили возможность сами управлять своей судьбой.

    «История еврейского народа», том I, с. 270-271.

    

    …[Давид] уделял много времени ведению судебных дел и прославился как справедливый и проницательный судья. Он умел ослаблять сепаратизм колен, оказывал покровительство хананеянам, которых признавал равноправными членами общества. В состав его армии входили отряды наёмников-филистимлян, критян, среди полководцев его были хетты и хананеи. Давид создал необходимые государственные должности, при его дворе появляются секретарь и летописец ("мазхир" и "сафер"), он проводит всеобщую перепись. Военные успехи Давида привели к созданию Империи, объединившей не только родственные евреям народы – амонитян, идумеев и моавитов, но и области арамеев-сирийцев до самого Кадеша на Оронте. Северные соседи – финикийцы вступили с Давидом в дружественный союз.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 398.

    

    Именно во времена царствования Давида начали вести точные записи Ветхозаветной истории. "Рассказы о Давиде следует считать в большой степени историческими",- пишет Мартин Нот, весьма критически настроенный немецкий теолог.

   Записи тех времён становятся всё более ясными и понятными, что тесно связано с постепенным созданием новой для Израиля политической системы, которая была великим достижением Давида. Союз свободных племён стал нацией: колония поселенцев превратилась в империю, охватившую территорию Палестины и Сирии. В этом обширном царстве Давид создал государственную гражданскую службу, во главе которой сразу после канцлера стоял софер. Слово "софер" означает "летописец" [в русском переводе Библии – "дееписатель"] (2 Цар. 8:16, 17).

   …на Древнем Востоке профессия писца играла уникальную роль. И это неудивительно, учитывая то, как много зависело от писцов. Они служили при могущественных завоевателях и правителях, которые не умели ни читать ни писать. Это ясно видно по стилю писем. Письмо адресовали не тому человеку, для которого предназначалось его содержание, а другому писцу. Писцы обменивались приветствиями и добрыми пожеланиями.

    Вернер Келлер. «Библия как история», с. 223.

    

    …учётчики Давида должны были быть важными, внушающими благоговение чиновниками. Они работали над составлением "Государственных хроник", которые, без сомнения, явились основой всех фактических библейских сообщений об административной системе и социальной структуре общества в период царствования Давида. Среди них – упоминание о всеобщей переписи населения, проведённой Давидом по образцу переписей в государстве Мари (2 Цар. 24), а также сообщение о его телохранителях "хелефеях и фелефеях" - своего рода "швейцарской гвардии", состоящей из критян и филистимлян (2 Цар. 8:18; 15:18; 20:7).

   Без сомнения "софер" был первым, кто записал новое имя своего монарха. Это имя было проблемой для учёных, которые постоянно встречались с точно таким же именем в текстах древнего Востока. В текстах царства Мари упоминается слово "давидум", озадачившее специалистов. Означало ли оно "командующего армией", "главнокомандующего" или "вождя"? Было ли вследствие этого имя Давид вовсе не именем, а званием, которое стало именем, когда он взошёл на трон? К тому же в Библии неоднократно упоминается имя Баал-Ханан, преемник Саула (Быт. 36; 38; 1 Пар. 1:49). С другой стороны во 2-й Книге Царств (21:19) и в первой Книге Паралипоменон (20:5) сообщается о некотором Эльханане, победившем противника Давида Голиафа, а в другом случае – брата Голиафа. Имена Баал Ханан и Эльханан явно включают в себя имена ханаанских богов Баала и Эла.

   В таком случае, не было ли настоящим именем Давида Баал Ханан или Эльханан и не стал ли он впервые называться Давидом после того, как взошёл на трон? Тридцать лет назад многие учёные были убеждены в этом, но с недавних пор они начали проявлять большую осторожность, по крайней мере относительно лингвистической связи между словами "Давид" и "давидум". Обнаружилось, что "давидум" означает не "командующий армией" или что-либо подобное, а "наносить поражение". И никто даже не думал производить звание командующего от этого слова! Несомненно, личные имена, наподобие Баал Ханана или Эльханана, части которых являются именами ханаанских богов, не могли быть одобрены составителями Библии. Проблема имени Давида до сих пор остаётся неразрешённой.

    Там же, c. 224-225.

    

    Ещё во времена царя Давида (правда в качестве искупительного жертвоприношения) однажды принесли в жертву семерых царских сыновей: "…и они повесили их (на солнце) на горе перед Господом. И погибли все семь вместе…" [II книга Царств. 21, 9].

    Э. Церен. «Библейские холмы», с. 261.

    

    Давид был прирождённым властелином: он понял, что необходимо создать центр, куда бы устремилась вся религиозная и народная жизнь страны, который служил бы средоточием и опорным пунктом народной силы; он понял, что народ, желающий сохранить своё единство и независимость, должен иметь достойную его столицу. …ни один город не соответствовал в такой мере тому, чего искал Давид так, как Иерусалим, крепость иебуситов.

   Иерусалим, благодаря своему естественному положению, был почти неприступной крепостью для осадных орудий того времени, одним из главных стратегических пунктов страны.

    «История еврейского народа», том I, с. 271.

    

    …Попытки Давида присоединить мирным путём Иерусалим и подчинить иебуситов Израилю не удались. Крепость Сиона представлялась иебуситам до такой степени неприступной, что, по их словам, даже "слепые и хромые могут защищать её". Давида, однако, не смущают их насмешливые слова, он нападает на город и берёт штурмом их крепость. Перестроив, приспособив её для своих целей, он называет её "Городом Давида".

    Там же, с. 272-273.

    

    Господствуя над другими царствами, Израиль должен был заботиться об удержании под своей властью этих царств или чрез военную силу, или же мирным образом. В таком случае задачей народной жизни являлась не религия, но внешняя политика. Интересы народа направлялись не на духовные занятия, а на мирские, и сам народ из царства священников превращался, естественно, в мирских людей.

    Михаил Пальмов. «Идолопоклонство у древних евреев», с. 36-37.

    

    …существует ешё одно точное свидетельство, возникшее в результате военного наступления Давида. Не позднее 1000 г. до н.э. Беф-Сан вместе с его языческими святилищами был стёрт с лица земли. Археологи из Пенсильванского университета обнаружили места, где происходили жестокие сражения. Там нашли руины храмов, толстые слои пепла, покрывающие развалины стен, предметы религиозных культов и керамику, изготовленную филистимлянами. Месть Давида нанесла сокрушительный удар городу, который оказался причастен к бесславному концу первого царя Израиля. От этого удара Беф-Сан не оправился на протяжении многих лет. Над слоем пепла не обнаружилось никаких следов, указывающих на то, что в последующие столетия здесь существовала какая-либо жизнь.

    Вернер Келлер. «Библия как история», с. 218-219.

    

    Около 995 года произошло торжественное переселение "Трона Ягве" в Иерусалим. К стенам "Города Давидова" стеклись многочисленные толпы со всех концов страны. Народ восторженными криками сопровождал процессию. Гремели литавры, ревели трубы, а на плечах у левитов, как во время странствий, вновь покачивался Ковчег, прошедший долгий путь от Синайских гор, побывавший в битвах и в филистимском плену. Теперь скитания его закончились. Ворота крепости были открыты для того, чтобы принять палладиум народа Божия.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 400.

    

    Сам Давид, в белой полотняной одежде жреца, приплясывая, идёт во главе, в качестве высшего жреца Иагве…

   …в связи с сообщением об устроенной Давидом для ковчега палатке, библейский летописец рассказывает о намерении Давида воздвигнуть Иагве храм на Сионе, а книга хроник даже подробно рассказывает о многочисленных работах, предпринятых им с этой целью. Но из достоверных преданий мы узнаём лишь, что Давид на месте гумна иебусита Аравны воздвигает алтарь Иагве. Это и есть то место, где впоследствии был воздвигнут храм на вершине Сионского холма.

    «История еврейского народа», том I, с. 274-275.

    

    Воскрешая традицию кочевой эпохи, Давид не внёс Ковчег в дом, но поставил его под сенью походного шатра. Празднество закончилось обильным жертвоприношением и угощением народа. Рассказывают, что когда Давид вернулся домой, жена его, дочь Саула, Мелхола, укоряла мужа за пляску, показавшуюся ей непристойной, роняющей авторитет монарха. На это Давид ответил: "Перед лицом Ягве, который предпочёл меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождём народа Ягве – Израиля, перед Ягве буду плясать и играть"…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 401-402.

    

    …по обычаю древнейшей практики с жертвой всегда соединялся пир. Было правилом, что только кровь и жир шли на жертвенник, а мясо съедали люди; только на очень больших жертвенных праздниках Ягве получал целое животное или несколько животных. Где приносили жертву, там в то же время ели и пили. (Исх. XXXII; 6; Суд. IX, 27; Сам. XV, 11 и след., Амос. III). Не было жертвы без пира и пира без жертвы (I Цар., I, 9).

    Юлиус Велльгаузен. «Введение в историю Израиля», с. 62.

    

    …в древнюю эпоху культ рождался из жизни и был теснейшим образом с ней связан. Жертва Ягве была пиром людей, её характерным признаком было отсутствие противоположности духовной строгости и светского веселья.

    Там же, с. 66.

    

    Евреи прекрасно себя чувствуют. Главное, очень твердо на земле. "Бог сотворил мир для осуществления обрезания Богу", а "обрезаны Богу только мы". Заключение - явно. Все другое - дребедень и должно исчезнуть. А останемся только мы. Так они все и каждый и действуют, - сообразно этому, имея в мысли, что "таков будет конец всего". И это implicite содержится уже в том, что при обрезании ничего еще не было сказано, - ни обряда, ни устава жизни, ни поста, ни молитвы, ни храма, ни жертвенника. "Обрежь крайнюю плоть". Просто с виду забавно.

   Что-то... темный лес. Простой человек испугался бы: "что-то дьявольское". И Авраам "пришел в ужас". Учёный скажет: "что-то Молохово". Кстати, в религии Молоха были тоже все обрезаны, и Давиду говорят о филистимлянах: "поди и (убив врагов) принеси сто краеобрезаний филистимских".

   …начинается не просто покровительственное, но нежное, любящее и горячее-горячее отношение "бога Израилева" к народу своему; и через особых избираемых людей поистине он шлет "письмецо" за "письмецом" им, "весточку" за "весточкой". Вот из 54-й главы Исайи:

   "Не бойся ... Не cмущайся ... Ты не будешь более вспоминать о бесславии вдовства твоего. Ибо твой Творец есть супруг твой; Господь Саваоф - имя Его; и искупитель твой - Святый Израилев ... Ибо как жену, оставленную и скорбящую духом, призывает тебя Господь, и как жену юности, которая была отвержена, говорит Бог твой. На малое время Я оставил тебя, но с великою милостью восприму тебя. В жару гнева Я сокрыл лицо Мое от тебя на малое время, но вечною милостью помилую тебя, говорит искупитель твой, Господь. Ибо это для меня, как воды Ноя: как Я поклялся, что воды Ноя не придут более на землю, так поклялся не гневаться на тебя и не укорять тебя (слушайте, слушайте! - даже если "по слабости" и "по обыкновенному" будете грешить – "не буду укорять": это переступает через всякие границы добродетелей, это - личная любовь, смежающая глаза на слабости, на дурное, на преступление - увы, в истории неизбежное). "Горы сдвинутся и холмы поколеблются, - а милость Моя не отступит от тебя" ...

    Василий Розанов. "Ангел Иеговы" у евреев (Истоки Израиля)». (Цит. по:) Интернет http://ache.pp.ru/jehovah.html

    

    Заповедь об обрезании крайней плоти полового члена в знак союза между еврейским народом и Всевышним - одна из важнейших заповедей иудаизма. Она соблюдалась евреями на протяжении их истории и соблюдается большинством из них сегодня, вне зависимости от светского или религиозного образа жизни.

   Мистическое значение, которое придается этому знаку союза, так велико, что сами евреи характеризуют себя, прежде всего, как "обрезанных", отделяя себя тем самым от других, "необрезанных" народов.

    Люкимсон П., Котлярский М. "Евреи и секс. Разрушение мифов", с. 5.

    (Цит.по:) Интернет http://lib.rus.ec/b/131186/read

    

    Отказ взрослого от обрезания карается каретом ("отсечена будет его душа"), но к ребёнку до 13 лет это не применимо: он вообще не подлежит наказанию.

     (Цит. по изданию:) "Талмуд. Том X (Гемара: Трактат Шаббат, главы VIII-XXIV), М., издание Л. Городецкого, 2013, с. 444.

[Далее: "Талмуд. Том X (Гемара: Трактат Шаббат, главы VIII-XXIV), с указ. стр.]

    

    У мальчиков до 3-4 лет отмечается физиологическое "склеивание" внутренней стороны крайней плоти с кожей головки полового члена, в результате чего головка полового члена полностью не обнажается. Во время обрезания следует отделить крайнюю плоть от головки (периа).

    Там же, с. 450.

    

    ...После обрезания следует создать перепад давления и обеспечить нормальное течение крови, что достигается отсасыванием крови.

    Обмывание ребёнка в тёплой воде даёт тот же медицинский эфект.

    Там же, на той же стр.

    

    ...взгляд на сексуальные отношения как на нечто греховное с точки зрения иудаизма невозможен по той простой причине, что сами взаимоотношения между Богом и еврейским народом уподобляются в нем взаимоотношениям между супругами. Не случайно "Песнь песней", которая рассматривается европейской традицией как вершина мировой любовной, а то и эротической лирики, с точки зрения еврейской традиции, является ничем иным, как сакральным описанием любви между Творцом и избранным им народом (существует даже запрет на прямое понимание ее текста). Многие еврейские пророки использовали в своих книгах именно эту метафору: сам еврейский народ, погрязший в грехах и обратившийся к языческим культам, отвернувшийся от своего Бога, изображался ими как жена, сбежавшая от мужа и предавшаяся блуду. Но при этом любовь к нему Всевышнего, выступающего в роли "мужа", так велика, что в случае раскаяния супруги Он готов простить ее и возобновить с ней брачные отношения.

    Люкимсон П., Котлярский М. "Евреи и секс. Разрушение мифов", с. 3.

    (Цит.по:) Интернет http://lib.rus.ec/b/131186/read

    

    …у Давида, естественно, возникла мысль о сооружении храма в Иерусалиме. Однако этот замысел встретил противодействие со стороны пророка Нафана. Библия мало говорит об этом человеке, но те скудные сведения, которыми мы располагаем, указывают на то, что этот пророк пользовался огромным нравственным авторитетом во времена Давида…

   …Он настороженно относился к финикийским веяниям, которые стали проникать в Израиль. Построение храма было для пророка актом подражания язычникам. Ягве был Богом, возлюбившим горы и пустыни, "не жившим в доме с того времени, как вывел сынов Израиля из Египта".

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 403.

    

    Давиду не было суждено мирно наслаждаться плодами своих завоеваний. Впрочем иначе и не могло быть, и сам Давид не мог желать мира. Если Израиль хотел занять господствующее положение в Сирии, обезопасить свои границы и оградить себя от не прекращавшихся доселе покушений на его самостоятельность, то он должен был победить и всех остальных соседей. Военные действия возобновились, прежде всего, против аммонитян. Этот народ, со времeни Саула считавшийся, по крайней мере, номинально, подвластным Израилю, постепенно всё более и более отвоёвывал себе независимость. К аммонитянам вскоре присоединились различные арамейские народы, так, что победив их, Давид стал властелином над всей областью, примыкавшей с востока и с севера к царству Израильскому…

     «История еврейского народа», том 1, с. 276.

    

    …Относительно прочности достигнутых Давидом успехов не следует, впрочем, создавать никаких иллюзий. Давид мог создать своё могущество лишь благодаря тому, что ему не пришлось иметь серьёзных столкновений с Ассирией и Египтом. Благодаря необыкновенно счастливому стечению обстоятельств, при котором только и могут свершаться великие события в истории человечества, в момент образования Израильского царства эти оба могущественных соседних государства, заинтересованные в судьбе Ханаана, переживали период упадка, вследствие чего они не могли заявить энергичного протеста против того, что совершалось в Палестине (сноска 5).

    Там же, с. 279.

    

    Воистину, иудей знает только рабов и рабов над рабами. Стоять на лестнице рабства на самой высшей ступени, - вот то честолюбие, которое только и понятно ему. Подчиняясь власти Всемогущего, самому господствовать над ниже себя стоящими, следовательно, разыгрывать роль обер раба, вполне отвечает врожденному ему настроению. Его религия и есть самое полновесное свидетельство такого образа мыслей; ибо подчинение и служение Господу Богу имеет только тот смысл, чтобы Господь Бог помог своим рабам осилить все остальные народы земли и господствовать над ними.

    Евгений Дюринг. «Еврейский вопрос, как вопрос о расовом характере и о его вредоносном влиянии на существование народов, на нравы и культуру». М., Типолитография Товарищества И.Н. Кушнерев и Кº, 1906.

   (Цит. по): Интернет http://www.hronos.km.ru/libris/lib_d/dyuring00.html

    

    …Над врагами Израиля Давид одерживал одну блестящую победу за другой, но свои бурные страсти он не был в состоянии побороть. Давид посягает на честь Батшебы, жены одного начальника отряда, участвующего в войне. Батшеба делается беременной и сообщает об этом царю. Чтобы освободить себя от неизбежных последствий такого оборота дела, Давид велит прислать к себе Урию, мужа этой женщины, с вестями о положении военных действий и, выслушав его доклад, приказывает ему остаться в Иерусалиме. Но Урия, ссылаясь на долг солдата, на самом же деле, вероятно, желая раскрыть правду, отказывается идти домой и провести ночь с женой и спешит обратно к войску. Тогда остаётся лишь одно средство прикрыть постыдный поступок царя. Давид даёт Урии письмо к Иоабу, в котором просит назначить Урию во время битвы на опасный пост и оставить его без помощи; таким путём Давид желает избавиться от Урии. Этот замысел удаётся. Жена Урии Батшеба, должным образом оплакивает смерть своего мужа и затем становится женой своего соблазнителя.

   Когда у Батшебы рождается сын, ни для кого уже больше не становится тайной то, что подозревал, или о чём слышал Урия. Пророк Натан является выразителем общественной совести. Он в форме притчи, а затем и открыто, заявляет Давиду о приговоре Иагве. Давид и в этом случае остаётся великим: вместо того, чтобы разгневаться на Натана он признаёт свою вину. Между тем, новорождённый сын его заболевает и умирает через 7 дней. Давид должен был в смерти ребёнка увидеть ниспосланную ему Иагве кару за грех; но он не может парализовать влияние своего дурного примера на своих уже взрослых сыновей, и печальные последствия его тяжкого поступка не замедлили сказаться.

   Его старший сын, Амнон, воспылал страстью к своей сводной сестре Тамар. При распущенных нравах двора он не стесняется ни в каких средствах. Следуя совету одного бесчестного придворного льстеца, он притворяется больным и воспользовавшись её посещением, овладевает ею. Когда же преступление совершено, он грубо и беспощадно отталкивает от себя обесчещенную девушку, как бы подчёркивая этим, что им владела дикая страсть, а не любовь.

     «История еврейского народа», том 1, с. 282-283.

    

    Давид владел 16 жёнами. Но что значило это по сравнению с гаремами царей Египта и Финикии, придворную жизнь которых Соломон ставил себе в образец.

    Н. Стеллецкий. "Брак у древних евреев". Киев, 1892, с. 64.

    

    В книге Судей (IX, 8-15) имеется рассказ о том, как деревья решили избрать царя. Обратились они к масличному дереву: "Царствуй над нами".- "Не брошу я, - ответила маслина, - забот о моём масле, приятном людям и богам, ради того, чтобы надеть на себя корону". Фиговое дерево отвечало, что любит больше свою смокву, нежели тяжесть верховной власти. Виноградная лоза сказала, что она не хочет властвовать над ними и оставить ради этого сок свой, которым веселит богов и людей. В таком же духе ответили и другие благородные деревья. Негодный терновник стал царём, потому что у него были шипы и он мог причинять зло.

    М.С. Беленький. «Иудаизм» М., Издательство политической литературы, с. 29.

    

    Главное различие между греческими и иудейскими мифами – помимо очевидного различия в отношении к чистоте, невинности, незапятнанности – заключается в том, что греки жили в царских аристократических сообществах; даже несмотря на определённые религиозные установления в некоторых городах-государствах, где власть была в руках жрецов, объявлявших себя потомками богов или героев. Лишь герой или его потомки могли рассчитывать на приятное времяпрепровождение после смерти на Счастливых островах или Елисейских полях. Души рабов чужестранцев, какими бы праведниками они ни были, были осуждены на пребывание в Тартаре, где они летали, как слепые летучие мыши. Иудеи же, наоборот, верили, что все, следующие Моисееву закону, вне зависимости от происхождения и положения, попадут в Небесное Царство, которое восстанет из пепла современного мира. Греки никогда не были до такой степени демократичны; даже исключая из мистерий (которые давали посвящённым уверенность в будущем пребывании в раю) граждан с преступным прошлым, они ограничивали круг участников лишь рождёнными свободными.

   герой иудейского мифа не только находится под явным влиянием поступков, слов и мыслей своих предков и осознаёт своё влияние на судьбу своих потомков, он точно так же находится под влиянием поступков своих потомков и сам влияет на своих предков.

    Роберт Грейвс, Рафаэль Патай. «Иудейские мифы», с. 12;

    

    В условиях разложения родового строя происходило своеобразное расширение представлений о боге: ему приписывается теперь не только влияние на урожай, погоду и охоту, но и на взаимоотношения людей внутри рода. Божества становятся жадными и ненасытными, воплощая в себе черты восточных деспотов со всеми их капризами и прихотями. Устами жрецов они непрестанно требуют жертв; и верующие приносят им не только плоды своего труда, но и первородных или единственных детей.

   Святилища, позднее храмы, обслуживались жрецами и пророками. Значительную часть приносимых жертв они присваивали себе. Жрецы поддерживали в среде верующих идею о том, что человек – раб божий и горе ему, если он оскорбит своего грозного владыку. Только самой дорогой жертвой он снова мог снискать его расположение.

    Беленький М.С. «Иудаизм», с. 54-55.

    

    Царство Давида потрясли мятежи и восстания, одно из которых возглавил его сын Авессалом. Царю на время даже пришлось бежать из Иерусалима. Борьба между принцами едва не погубила государство.

   …когда Давид состарился настолько, что уже не мог управлять, он, по настоянию Нафана, провозгласил соправителем сына своего от Батшебы – Иедидию, принявшего тронное имя Соломон, что значит "миротворец". Вскоре после этого в 961 г. Давид умер.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 407.

    

    …рекомендую почитать книгу израильских археологов: Исраел Финкелстеин, Ашер Силберман. "Ла Библе девоил ["La Bible devoilée" Israel Finkelstein, Asher Silberman.]. Оказывается, после 70 лет раскопок в Палестине не было найдено никаких весомых доказательств существования Авраама, Моисея, исхода из Египта, завоевания земли обетованной, царства Давида и Соломона, храма Соломона и даже единобожия древних евреев - у Яхве была женская спутница жизни…

    (Цит. по): форум «Русский Париж». Интернет http://www.russianparis.com/forum/index.php?action=printpage;topic=2545.

    

    Затруднений было немало. Смерть великого Давида давно ожидалась, без сомнения, многими врагами Израиля; вскоре затем погиб и его храбрейший воин Иоаб. Время нападения на Израиль было, таким образом, самое благоприятное. Один из отпрысков старинной эдомской царской династии, свергнутой Давидом, по имени Гадад, бежал в Египет. Ему посчастливилось, как и самому Соломону, взять себе в жены одну из дочерей фараона. Сейчас же после смерти Давида он возвращается к себе на родину, и ему, по-видимому, удаётся отнять у Соломона, по крайней мере, часть Эдома. Но его владычество было или совершенно ничтожно и не опасно для Соломона, или же Соломон впоследствии вновь овладел Эдомом. Во всяком случае, доступ к Красному морю у Эционгебера оставался в руках Соломона.

   Возможность осложнений обуславливалась также той предупредительностью, с которой встречали в Египте противников Израиля и его царя. Приблизительно в это самое время фараон выдаёт замуж свою дочь за Соломона, и в приданое Соломон получает отвоёванную Египтом крепость Гезер. Судя по обычным отношениям египтян к Израилю, не следует придавать особого значения браку Соломона и видеть в нём доказательство дружеской связи между Египтом и Израилем. В гареме фараона было достаточное количество дочерей, и такого рода брак, в особенности если невеста Соломона не была дочерью настоящей царицы, а какой-нибудь из многочисленных гаремных жён, ни к чему не обязывал. Гораздо большее значение имеет завоевание Египтом Гезера и то обстоятельство, что теперь впервые, после нескольких столетий, снова появляеся в земле ханаанской египетское войско, по крайней мере, в южных её областях заявляет о сувереных правах фараона.

   …Без сомнения, завоеванием одного Гезера фараон не ограничился. Он владел, по всей вероятности, и всей прибрежной равниной или, во всяком случае, её южной половиной.

   …Весьма возможно, что Соломон не придавал особого значения сохранению завоеваний Давида на границах государства, а больше стремился к тому, чтобы укрепить собственную территорию Израиля. Для этого он сооружает сильные укрепления, долженствующие оградить Израиль от неприятельских нападений….

   …Соломон особенно любил дорогостоящие постройки, чужеземных женщин, роскошь и блеск. Таким образом в характере Соломона мы видим уже много черт типичного восточного властелина, но они не являются в нём преобладающими. Проявляя замашки восточного деспота, Соломон в то же время стремится создать хорошую администрацию, обеспечить правосудие, защитить страну от врагов и вести дальновидную торговую политику.

    История еврейского народа, том I, c. 292-294.

    

    Правление Соломона, вопреки устоявшемуся мнению, не было мудрым. При его дворе снова вошли в силу языческие культы. Народ, задавленный тяжёлыми налогами, начал роптать. Внешний блеск государства и расходы царского двора поддерживались за счёт губительной сверхэксплуатации, расколовшей еврейский народ на колено Иудино (из которого вышел и род Давида), поддержанное частью колена Вениаминова и весь остальной еврейский народ (10 колен).

    

    Виктор Феллер. "Эскиз еврейской истории". Интернет

http://samlib.ru/f/feller_wiktor_walentinowich/evrei.shtml

    

    

    

    Оберег "Печать Соломона".

    см. Интернет

   http://www.liveinternet.ru/users/ftg/rubric/1984984/

    

    

    Нет ничего удивительного, что великолепие и чудеса далёких стран, с которыми Израиль познакомился в эпоху Соломона, вызывали изумление у современников и последующих поколений… Золото и драгоценности никогда ещё не притекали в таком количестве в страну Израиля. В особенности сказывается подражание чужестранцам в постройках храмов и дворцов; здесь мы видим влияние архитектуры финикиян, сирийцев и хетитов, а также египтян и других восточных народов.

    Там же, c. 298.

    

    […в соответствии с описанием, данным в Библии] храм Яхве, построенный царём Соломоном с помощью финикийских мастеров, присланных Соломону Хирамом, царём дружественного Тира, являлся копией финикийских храмов.

    А. Кац. «Евреи. Христианство. Россия».

   (Цит. по:) Интернет. http:/ok zhitinsky shb. ru/library/katz/trakta.htm

    

    Местоположение Соломонова храма, по всей вероятности, нужно искать в той части Синайского холма, которая и ныне считается священной у арабов и известна под именем скалистого купола: и теперь здесь можно видеть священную скалу, имеющую в длину 17,7 метров, в ширину 13,5 и в вышину около 2 метров. Вероятно, именно на этом месте стоял алтарь, воздвигнутый Давидом на току, приобретённом от Аравны, а затем Соломонов алтарь всесожжения. Ещё и теперь высеченный в скале ход, соединённый с водопроводом, указывает, что эта скала служила некогда алтарём. Отсюда можно точно определить положение самого храма, ибо алтарь всесожжения находился к востоку от храма перед главным его входом на переднем дворе. Таким образом, здание храма направлялось по длине к западу от алтаря.

   Храм Соломона подобно египетским храмам в честь Солнца, был обращён к восходящему светилу. Такая ориентация не может считаться случайной, так как другое положение храма более соответствовало бы окружающей его местности. Отсюда следует, что при постройке храма его строители имели в виду соображения, несомненно, вытекавшие из определённой религиозной концепции.

   Нам известны размеры лишь внутренней части храма, так что мы ничего не знаем как о высоте и положении крыши, так и о толщине окружающей его стены…

   Здание храма состояло из двух главных частей: так называемого дебира, совершенно тёмного помещения, находившегося в глубине храма (сноска 6), и другого – продолговатого помещения, в передней части. Размеры последнего: длина 40, ширина 20, вышина 30 локтей. Здесь находился алтарь из кедрового дерева, так называемый стол для хлебов предложения. Как ещё раньше в Нобе, а также, вероятно в Шило, здесь со времён Соломона в определённые дни приносились Иагве священные жертвенные хлебы. Кроме того, здесь находился алтарь для воскурения, хотя возможно, что он был устроен не во времена Соломона, а позже. Это помещение было довольно тёмным, так как свет проникал сюда через небольшие окна, находившиеся высоко, не менее 20-ти локтей над землёй. Поэтому при совершении богослужения здесь пользовались искусственным освещением, для чего зажигались десять золотых светильников, которые находились по обе стороны входа в дебир.

   Самый дебир имел форму куба: его длина, ширина и высота по 20 локтей. Так как потолок находился на высоте 20 локтей, а высота храма достигала 30 локтей, то над дебиром помещалась ещё верхняя комната, высотою в 10 локтей.

   В дебире стоял ковчег, тут было местопребывание Иагве (сноска 7). Над ковчегом находились два херувима, символизировавшие присутствие Иагве и как бы охранявшие священное место, вырезанные из масличного дерева, херувимы имели 10 локтей в вышину.

   Перед зданием храма был расположен притвор в 20 локтей в ширину и 10 локтей в длину. У его входа стояли две вылитые из бронзы колонны, называвшиеся Яхин и Боаз; эти колонны, по-видимому, должны были служить замещением масеб. С трёх остальных сторон – северной, западной и южной – вокруг здания храма непосредственно примыкая к наружной стене, тянулось боковое строение в 15 локтей высоты. Оно охватывало храм с трёх сторон, достигая до половины его высоты, и состояло из трёх этажей, каждый в 5 локтей вышины. В каждом из этажей находился ряд комнат, служивших, по-видимому для хранения храмовой утвари и приношений. Наконец, вокруг всего сооружения находился передний двор, размеры которого нам неизвестны…

    «История еврейского народа», том I, с. 300-302.

    

    Как зримая, земная обитель Божия, храм представлял собой вселенную. Золотые светильники были звёздами, два медных столба с узорными капителями символизировали силу произрастания; карнизы украшены были рельефами цветов, плодов, животных, херувимов (т.е. духов стихий). Во дворе храма стоял жертвенник и огромная бронзовая чаша, поддерживаемая изваяниями быков. Она называлась "медным морем" и, очевидно, обозначала мировой океан…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 408-409.

    

    …"бронзовое море" с его глубоким бассейном символизирует и небесное море, откуда божество ниспосылает дождь (сноска 8).

    История еврейского народа, том I, с. 304.

    

    Позднейшие поколения представляли себе его [храм] в виде фантастически пышного, огромного сооружения. На самом же деле храм Соломона был меньше чем Успенский собор в Кремле или собор св. Софии в Киеве.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 408.

    

    Некоторые камни были чрезмерно велики и тяжелы. Один из них, который был найден уже в современном Иерусалиме, превышает 38 футов 9 дюймов (около 12 м) в длину и весит более 100 тонн. Без сомнения, это один из камней, вырубленных в горах в царствие Соломона. На многих камнях до сих пор сохранились метки финикийских каменщиков. Они полностью обрабатывались в горах до необходимого размера, поэтому при их стыковке не было необходимости в дальнейшей их обработке при помощи молотка и резца. То же можно сказать и о деревянных балках, поэтому во время самого строительства стука инструментов не было слышно.

    «Храм царя Соломона» (перевод с английского Е. Кузьмина).(Цит. по:) Интернет

    http://www. freemasonry.narod.ru/Publications/Temple.htm

    

    Много разных мастеров собралось в Иерусалим, чтобы строить Храм, - и резчики, и медники, и каменотёсы. Всё было, и всем не терпелось поскорее приступить к работе. Но вот беда – так сказал Господь, и так было записано в Торе: "Не строить Дом Божий из камней тёсанных". Не прикасаться, значит, к камню ни пилой, ни долотом.

   День и ночь размышлял Соломон над этой загадкой: как ему построить Храм, не нарушив приказа? Хоть и был Соломон мудрейшим из людей, но ни разум его, ни сердце не подсказали никакого решения. Тогда собрал он всех мудрецов и всех старейшин и попросил у них совета.

    Мудрейший из царей, - начал свою речь старейший из старцев, - известно ли тебе, что в шестой день Творения создал Господь десять волшебных существ? И одним из них был волшебный червь Шамир? Червь, который заползает в камень и рассекает его лучше любой пилы. Крепчайший мрамор и гранит распадаются на части от одного только прикосновения Шамира.

   - Первый раз слышу о таком чуде!- воскликнул царь Израиля. – Где же его разыскать?

   - О! – сказал старец. Этого не знает никто из смертных. Но добыв Шамира, ты сможешь построить Храм, не прикоснувшись к камню ни пилой ни долотом.

    Твои слова веселят и радуют моё сердце, - сказал Соломон – Но, может быть, тебе известно хоть что-то, что наведёт меня на след волшебного червя?

   Задумался старец и долго молчал. Некоторые из собравшихся даже забеспокоились, уж не заснул ли он ненароком или не умер, не дай Бог, от множества лет своих. Но, очнувшись от дум, старец сказал:

   - В тот час, когда он был создан, пребывал Шамир в райском саду. Но когда Ангел Тьмы восстал против Бога, своего владыки, и весь мир распался на Царство Света и Царство Тьмы, Шамир достался демонам. Говорят, что и поныне содержится он в тайном и недоступном месте в Царстве Мрака. Вот всё, что мне известно. Если власть твоя, царь, распространяется и на демонов, призови их и расспроси о волшебном черве Шамире...

    «Соломон и Асмодей» (еврейская легенда). Печатается по изданию: «Кувшин с мёдом» (еврейские легенды и сказки). М., «Советский писатель», 1991, с. 36-37.

    

    В Израиле не было ни искусных ремесленников, ни опытных строителей, поэтому Соломон выписывал мастеров из Финикии. Оттуда же доставляли ему дорогой кедровый лес, который сплавляли по морю.

    Светлов. «Магизм и единобожие», с. 408.

    

    Уже Давид построил свой скромный дворец на Сионе при помощи финикийских каменотёсов и плотников и из финикийского кедрового дерева. Союз с Хирамом, царём Тирским, продолжался, и потому Соломону оставалось лишь следовать примеру отца (сноска 9).

   Израильские рабочие, состоящие на службе у Соломона, рубят деревья на Ливане, люди Хирама доставляют их к морю, откуда их переправляют в находящуюся близ Иерусалима гавань Иафо. За эти услуги Соломон отсылает Хираму значительное количество пшеницы и масла, продукты своей земли.

    История еврейского народа, том I, с. 303.

    

    Храм строился несколько лет и был освящен в 950 [до н.э.] году…

   …Перенос ковчега в Дом Божий был превращён Соломоном в общенародный праздник. В последний раз ковчег был поднят на плечи. Отныне он обрёл своё место в Дебире…

   …Предание повествует, что во время освящения Дом Господен наполнился блистающим облаком в знак Богоприсутствия. А царь, стоя перед Храмом на cтупенях в окружении народных толп, произнёс: "Ягве, благоволивший обитать во Мгле! Я построил храм для жилища Тебе, место, чтобы пребывать Тебе во веки". После этого, окутанный волнами фимиама, под звон кимвалов и арф, Соломон поднял руки, призывая на своих людей благоговение Божие.

   Согласно древним раввинам Соломон был инициированным в школы Мистерий, и храм, который им возводился, был на самом деле домом инициации, в котором была масса языческих, философских и фаллических эмблем. Увенчанные пальмовыми ветвями колонны, гранаты, столпы перед воротами, вавилонский херувим и устройство помещений, а также драпировка – всё это указывает на то, что храм был сделан по подобию таких же храмов в Египте и Атлантиде. Исаак Майер в "Каббале" делает следующее наблюдение: "Псевдо-Климентий из Рима пишет: "Бог сделал человека мужчиной и женщиной, мужчина – это Христос, а женщина – Церковь". Каббалисты называли Святой Дух Матерью, а церковь Израиля – Дочерью. Соломон начертал на стенах своего храма подобие мужских и женских принципов, чтобы сделать эту тайну ещё более таинственной. Таковы были, как утверждают, фигуры херувимов. Это, однако, противоречит сказанному в Торе. Они были символами Высшего духовного творца, или делателя, положительного, или мужского, и Низшего, пассивного, отрицательного, женского, сделанного первым".

    Мендли П. Холл. «Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии». Том I, с. 329.

    

    B Х веке до н.э. царь Соломон, преследуя свои политические цели, построил в Иерусалиме храмы сидонской богини Астарты, моавитского бога Кемоша и амморитского бога Милькальма…

   …Стоял в Иерусалиме и храм Баала.

    И.Ш. Шифман. «Ветхий завет и его мир», с. 32.

    

    Ясно, что в эпоху Соломона не существовало ни скинии собрания, ни священной утвари, ни медного жертвенника Моисея. Но если скинии собрания не было в эпоху последних судей и первых царей, то её также не было и во всю предшествовавшую эпоху. Это следует из II Сам., VII, из отрывка, историческая достоверность которого не важна, но который, во всяком случае, передаёт точку зрения допленного писателя. Здесь рассказывается, что после того, как Давид усмирил своих врагов, он задумал выстроить для ковчега достойное помещение и сказал о своём решении пророку Нафану в таких выражениях: "Я живу в доме, выстроенном из кедра, а ковчег Ягве в палатке". Соответственно с указанием VI, 17, Давид мог подразумевать здесь только ту палатку, которую построил он сам, следовательно не моисееву скинию, которая, судя по описанию Исх., 25 и след., ни в коем случае не может быть противопоставлена деревянному строению; ещё менее она могла считаться жалким и совершенно неподобающим для Ягве жилищем, так как по своему великолепию ни в чём не уступала соломонову храму. Нафан сначала одобрил намерение царя, но потом отверг его, говоря, что Ягве и теперь не хочет ничего больше того, что у него было прежде. "Я не жил в доме с тех пор, как вывел детей Израиля из Египта, но кочевал в палатке и под навесом". Естественно, что Нафан имел перед глазами в качестве тогдашнего жилища ковчега не Моисееву скинию, но палатку Давида на Сионе. Он не говорит, что ковчег ранее всегда находился в скинии собрания, и что поэтому его теперешний убогий кров является в высшей степени противным закону; напротив он говорит, что теперешнее положение дела правильно, и что ковчег всегда помещался в таком же простом и невзрачном приюте…

   …Слова Нафана самым разительным образом противоречат точке зрения Пятикнижия: ковчегу соответствует не определённая единственная священная роскошная палатка, но напротив, ковчег относился совершенно безразлично к своему приюту, часто менял его, и никогда его приют не отличался особенной красотой и так было со времён Моисея.

    Юлиус Велльгаузен. «Введение в историю Израиля», с. 39-40.

    

    

    

    "Левит,

   первосвященник,

    священник"

   (слева направо).

    

    

    Определённая школа исследователей Писания, историков и археологов предлагает новую интерпретацию сделанных прежде открытий, в рамках которой отрицается достоверность основных библейских рассказов. Ключевым направлением этой ревизии стал пересмотр представлений, относящихся к Объединённому царству Израиля, связанному с именами Давида и Соломона. Существование Объединённого царства ранее воспринималось как несомненный исторический факт; "новая школа" в библейской археологии утверждает, что этого царства никогда не существовало.

   Значение данного тезиса далеко выходит за рамки обычной академической дискуссии. Царство Давида и Соломона справедливо считается формативным периодом ранней израильской государственности; его место в еврейской истории столь же существенно, как место афинской демократии и ранней римской республики в истории Запада. В этом смысле Объединённое царство Израиля является символом, а символ, по определению, содержит в себе надежду и образ будущего; в нашем случае речь идёт о надежде на религиозную и политическую консолидацию еврейского народа, независимого в своём Отечестве, созидающего свою, самобытную, культуру и утверждающего универсальные нравственные ценности.

   Самым заметным представителем данного направления является Кит Уайтлэм, декан факультета библеистики Шеффилдского университета в Англии, автор нашумевшей книги "Изобретение древнего Израиля" [Keith W. Whitelam. The Invention of Ancient Israel: The Silencing of Palestinian Histori, 1996]. Характерен следующий тезис Уайтлэма: "Западная наука изобрела древний Израиль путём замалчивания палестинской истории… Давнее историческое прошлое считается принадлежащим Израилю, поскольку именно так утверждала с самого начала современная библеистика. Сегодня израильская наука увлечена написанием истории древнего Израиля с западных, ориенталистских позиций, полагая его (библейский Израиль) ранним выражением современного еврейского государства".

   В концептуальном подходе Уайтлэма явственно ощущается влияние Эдварда Саида, известного арабского интеллектуала и политического деятеля, считавшего своей задачей создание альтернативного – "палестинского" нарратива библейской истории. "Проблема в том, - полагает Уайтлэм, - что сам термин "палестинская история" считается относящимся к новейшему времени и воспринимается как попытка оформить национальную идентичность обездоленной, изгнанной общины.

    Давид Хазони. «Память в руинах». [перевод с иврита Дова Конторера]. (Цит. по:) Интернет.

    http://www.machanaim.org/history/articles/bibl-arch.htm

    

    Cама библейская история евреев свидетельствует, что светская объединительная власть от кого бы она не исходила - от своих или иноплеменников,- здесь была не в почёте,- она постоянно подрывалась бунтами и смутами. "И откуда берёт начало наше рабство? - спрашивает Иосиф Флавий - Не от междуусобицы ли наших предков? ...Сила нашего народа никогда не заключалась в оружии, и война всегда влекла за собой поражение и плен" ("Иудейская война", V 9/4).

    Отсюда совершеннейшая мифичность некоего сверхгосударства при царе Давиде и царе Соломоне (этого "сверхгосударства" соседи даже не заметили)...

    Александр Владимиров. "Кумран и Христос".

М., "Беловодье", 2002, с.80.

    

    …в конце 90-х годов, когда ряд израильских учёных во главе с Исраэлем Финкельштейном, деканом Института археологии при Тель-Авивском университете, стал развивать теорию, согласно которой подробно описанное в библейских книгах Самуила, Царей и Хроник (Паралипоменон) Объединённое царство Израиля является историческим вымыслом.

    Давид Хазони. «Память в руинах». [перевод с иврита Дова Конторера].(Цит. по:) Интернет.

   http://www.machanaim.org/history/articles/bibl-arch.htm

    

    …Свою теорию Финкельштейн обосновывает, смещая принятую датировку определённых археологических находок и, как следствие целого исторического периода на сто лет вперёд. Так, остатки монументальных сооружений, обнаруженные археологами в различных районах Эрец-Исраэль и считавшихся до последнего времени свидетельством крупных строительных проектов царя Соломона, Финкельштейн переносит из десятого в девятый век до н.э., то есть в период, последовавший за распадом Объединённого царства. В результате этой ревизии у учёных не остаётся значительного археологического материала, относящегося к царству Давида и Соломона.

   Далее следует вывод об "изобретении" Объединённого царства, предшествовавшего раздельному существованию Израиля и Иудеи. Утверждается, что оно было "придумано" в целях обоснования позднейших амбиций Иерусалима, который, по мнению Финкельштейна и его единомышленников, стал заметным еврейским центром лишь в VII веке до н.э., когда с падением Северного (Израильского) царства Иудея впервые ощутила себя самостоятельной политической единицей. Вышеупомянутое смещение датировки упрощает подобный вывод: ведь Соломоновы сооружения приписываются теперь Израильскому царству, тогда как предшествующий период Объединённого царства, начисто лишившись значительных археологических памятников, становится, по мнению Финкельштейна, идеологической функцией, состряпанной на потребу иудейским царям.

   …По словам Финкельштейна, во времена Давида Иерусалим был "нищей деревней". Самого Давида в данной связи предлагается считать если не вымышленным персонажем, то захудалым племенным вождём, который по непонятным причинам был много столетий спустя превращён иудейскими историографами в родоначальника великой династии.

   …К 2001 году тезисы Финкельштейна оформились в книгу "Раскопанная Библия: новый взгляд археологии на древний Израиль и происхождение священных текстов" [Israel Finkelstein & Neil Asher Silberman, The Bible Unearthed: Archaeology’s New Vision of Ancient Israel and the Origin of Its Sacred Texts]. Написанный совместно с Нилом-Ашером Зильберманом на английском языке, этот труд вышел в известном коммерческом издательстве и занял почётное место в списке американских бестселлеров. Весной 2003 года ивритская версия книги вышла под названием "Начало Израиля: археология, Писание и историческая память", сделавшись столь же заметным явлением на израильском книжном рынке.

    Там же.

    

    …археология нового типа обладает крайне ограниченной способностью повествования, поскольку она принципиально отказывается принять библейский нарратив в качестве легитимного источника интерпретационных суждений. Не имея текстуальной опоры, археология может утверждать, что обнаруженная в ходе раскопок каменная стена – это каменная стена, не более того. Почти любой сколько-нибудь значительный вывод в отношении находки оказывается для неё невозможен: является эта стена частью дворца или крепости, была она построена в десятом веке или в девятом, что за народ её строил, разрушил её царь такой или этакий и т.д. Даже самых общих вещей не скажешь про раскопанную стену, полностью отказавшись от использования внешних источников, подразумевающих необходимость текстуально увязанной интерпретации.

    Там же.

    

    Соломон приказал описать своё царствование в особой "Книге деяний Соломоновых", которая лишь в отдельных фрагментах дошла до нашего времени…

   …Вероятно, в это же время появились книги, повествующие о деяниях героической эпохи: о подвигах Гедеона, Деворы и других судей.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 415.

    

    …именно события истории в первую очередь становятся свидетельством Божественного Промысла. Поэтому и символ веры Израиля получает форму исторического повествования, сначала устную, а в царствование Соломона – письменную. Неизвестно, как называлась эта первая Священная история и кто был её боговдохновенный автор. В библейской науке его принято называть «ягвистом», так как он предпочитает употреблять имя божие – Ягве и считает, что его знали ещё до Моисея.

   nbsp;Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 416.

    

    Есть все основания утверждать, что писатель опирался и на устные предания домоисеева времени. Сказания о патриархах, которые сложились в годы пребывания в Египте, вошли в его книгу лишь в слегка обработанном виде…

    Там же.

    

    …библейский антропоцентризм проистекал не из ложного представления о мире, а из учения о богоподобии человека. Ягвист не употребляет выражения "образ и подобие Божие"… он использует свой обычный приём наглядности для того, чтобы указать на особую близость человека к Творцу. Бог создал человека (ха-адам) из "пыли земной" (афар мин хаадама), но человек стал самим собой только тогда, когда Творец вдунул в него «нишмат хайим», дыхание жизни. Таким образом, человек оказывается, с одной стороны, частью земли, а с другой – особым духовным творением Божиим. Это двуединство человека Бытописатель подчёркивает не раз.

    Там же, с. 424.

    

    Ягвист строит своё повествование как теодицею "богооправдание". Он решительно не принимает мысль о том, что зло создано Богом. Напротив, в творении всё прекрасно и гармонично, хотя и не окончено. Земля обнажена и пустынна, но она ждёт человека-творца, и на ней появляется Эдем, как начало мирового цветения. Человек не только господин природы, окружающей его, но и господин над своей собственной природой. Его плотская, стихийно-чувственная жизнь протекает естественно и гармонично. Об этом свидетельствует нагота первых людей, которым нечего было стыдиться. Древо Жизни, от которого Человек ещё не вкусил, ожидало его. И если вспомнить о многогранном значении этого символа, то можно думать, что не только вечную жизнь обещало оно, но и приобщение к высшей мудрости. У шумеров есть указание на Древо Истины, а в Притчах Соломоновых Премудрость прямо названа "древом жизни".

   Итак, бедственность человеческого бытия проистекает не от Божества, как в шумерском мифе, а от самого человека. Это он восстаёт против Творца, пытаясь утвердить свою волю вопреки Тому, Кто его создал. Пролог Священной Истории – это цепь грехопадений и преступлений человечества. Ягвист ещё не знает учения о Первородном грехе в той форме, в какой оно раскрылось в позднем иудействе и в Новом Завете.

   В Прологе он рассматривает лишь главные аспекты богопротивления, зарождающегося в человеке; это отвержение Воли Божией, братоубийство, извращённость и гордыня богоборческой цивилизации. Библейский автор использует для их описания старинные легенды и строит Пролог из сказаний о Змее, Каине, Потопе и Башне. Он располагает эти эпизоды в хронологическом порядке. Многие богословы считают, что это лишь символический язык иконы, говорящий о вневременном. Так, Бердяев видит в Грехопадении нечто совершившееся за пределами этого бытия, а один из выдающихся новых библеистов Клаус Вестерман полагает, что вкушение от Древа Познания, братоубийство Каина, развращение перед Потопом и построение Башни – всё это лишь различные способы описания одного и того же метафизического события или факта: восстания Человека против Создателя.

    Там же, с. 427-428.

    

    Следует обратить внимание на то, что библейское слово "даат", "познание", коренным образом отличается от соответствующего греческого слова "гнозис". "Даат" означает не теоретическое знание, а овладение, обладание, умение. Оно употребляется для обозначения супружеских отношений и владения мастерством.

   Таким образом перед нами попытка человека "стать как Элогим", присвоить себе высшую власть над миром и его тайнами и сделать это независимо от Бога.

   Религиозная история является замечательной иллюстрацией к этой жажде быть самодавлеющим властелином над миром. Она составляет самую сущность Магизма, который можно определить словами Тареева, как "религиозную вражду", как желание овладеть ключами могущества независимо от Бога. В этом смысле посягательства на "Древо Познания".

   …Бог – предмет зависти, Бог – соперник, Бог как нечто чуждое – вот что рождается в помрачённом грехом сознании Человека и толкает его на преступление заповеди. То, что этот надлом в отношении человека к Богу произошёл в самом начале существования человека, подтверждает Магизм, паразитирующий на религии уже в самые ранние эпохи предыстории.

    Там же, с. 429-430.

    

    Ягвист знает, что человек пошел на преступление под воздействием враждебных сил. Но кто они, эти силы? Богословского учения о Духе Зла в ту эпоху Израиль ещё не знал. Ему были известны демоны других народов, но они были составной частью пантеона, злыми богами, населявшими небо и землю, отравлявшими жизнь человека. Признать их бытие означало для еврейского мудреца сделать огромную уступку язычеству. Только после окончательного утверждения единобожия израильские богословы впервые начинают говорить о Сатане.

   В древней Месопотамии существовали мифы о драконах – противниках богов, эпос о Гильгамеше говорил о змее, похитившем у богатыря траву вечной юности. Но решающим для Бытописателя могло явиться то обстоятельство, что Змей выступал обычно как атрибут ненавистного культа плодородия. Змей был фаллическим символом и изображался на многих языческих рельефах и фетишах. Мы видим его в руках чувственных богинь Сирии, Финикии, Крита. В Палестине были найдены змеевидные талисманы и модели храмов со змеями. В Египте Змей тоже играл роль хтонического божества. Змеиный облик имела богиня жатвы Ренекут и сам бог земли Геб.

    Там же, с. 430-431.

    

    Не только ягвист, но и последующие библейские мудрецы и пророки ничего не говорят о посмертном воздаянии. Они как будто не знают о нём. Утратив вечную Жизнь, даруемую райским деревом, человек живёт долго, многие столетия, но в конце концов он навсегда уходит во тьму могилы. Правда, личность умершего не исчезает совсем. Она ведёт одинокую жизнь в подземной области Шеоле, который аналогичен шумерскому Куру, вавилонской Преисподней и греческому Аиду. Там человек отлучен не только от близких, но и от Бога, он погружён в непроглядный мрак и ведёт полусонное существование. Он не мечется, как тени а Аиде, он объят мертвенным покоем.

    Там же, с. 433-434.

    

    Живя в мире со всеми окрестными странами и господствуя над некоторыми иноземными народами, Соломон занимался во вторую половину своего царствования не делами веры и религии, но торговлей, промышленностью и другими мирскими делами. По его примеру шёл и народ. Вследствие этого еврейское царство получило чисто мирской характер. В этом отношении оно уподобилось восточным монархиям с деспотическим правлением. Не удивительно после этого, что в него могли проникнуть многие языческие культы и получить там право своего существования. Ясно, что подобное господствование над другими народами, отвлекавшее евреев от их главного назначения, служило лишь к их вреду в религиозном отношении. Оно открывало простор к разноверию в государстве.

    Михаил Пальмов. "Идолопоклонство у древних евреев". Спб., 1897, с. 37.

    

    …предание знало о существовании сильной неприязни как ко всему режиму Соломона, так, в частности, и к иерусалимскому храму, вытекавшей из религиозных побуждений. Наиболее благоприятную почву это анти-иерусалимское движение нашло, конечно, на севере, как среди населения, так и в особенности, в кругу жрецов, которые служили при алтарях на высотах, разбросанных по всей стране.

   Ибо конкуренция храма, несмотря на его недавнее возникновение, день ото дня становилась опаснее для старых святынь Шило, Бет-Эля, Дана, и др. В случае сохранения единства царства самый факт существования иерусалимского храма грозил неминуемой гибелью всем этим святыням: они не могли бы устоять в неравной борьбе с царским храмом, импонировавшим своим богатством и великолепием. Вот почему жрецы местных святилищ в центре и на севере страны были заклятыми врагами иерусалимского храма и, следовательно, противниками политического единства Израиля.

   …Бог пустыни восстал на бога Сиона; а на ряду с этим выступали и жрецы древних, некогда ханаанских святилищ, предвидевшие, что сохранение единства страны с Сионом во главе означало их собственную неминуемую гибель.

   Брожение среди северных колен успело достигнуть значительного напряжения ещё при Соломоне; это подтверждается возмущением, разразившимся ещё при его жизни. Лишь вооружённой силой удалось Соломону подавить мятеж и предотвратить отпадение северных колен. Душою восстания был один из царских приближённых, надсмотрщик над работами, Иеровоам.

   Но Соломон был достаточно силен, чтобы отбить у восставших всякую охоту к возобновлению подобных попыток при его жизни. Иеровоаму пришлось бежать в Египет, где, по видимому, его приняли с распростертыми объятьями.

   После смерти Соломона, относящейся приблизительно к 937 году, на первых порах казалось естественным, что его преемником является его сын Рехабеам. Что именно давало ему преимущество перед другими сыновьями Соломона, мы не знаем. Во всяком случае, он по имеющимся в нашем распоряжении данным, унаследовал престол и удержался на нём некоторое время.

    «История еврейского народа», том I, с. 331-332.

    

    

Продолжение - часть VI (см. Дополнение V).



    

    

    

    

    



     1. В греч. и славянском переводах – Паралипоменон.

     2. Давиду было тогда, вероятно, лет 25; он находился на границе юношеского и зрелого возраста. В книгах Самуила нигде не встречается подробной родословной Давида. Лишь в книге Руфи мы находим традицию, в основе которой может лежать историческое ядро: род Давида она ведёт по материнской линии, от Моаба. Известную опору эта традиция находит в I Сам. 22,3 и сл., где мы узнаём, что Давид, спасаясь от преследования Саула вверил на время защиту своих родных моабитянам.

     3. Урим – священный жребий, посредством метания которого производится гадание.

     4. Нужно думать, что Ишбаал был очень молод. Во 2-й книге Самуила (2, 10) говорится, что ему было 40 лет; но это столь же неверно, как неверно и указание на то, что он царствовал два года, о чём говорится там же. Ишбаал царствовал семь с половиной лет – столько же, сколько Давид царствовал в Хеброне.

     5. По отношению к приморским городам Давид, вероятно, проявлял некоторую осторожность Он был достаточно умён, чтобы без нужды не раздражать Египта.

     6. Название "Святое святых" появилось позже.

     7. Отсутствие дневного света в дебире, где пребывает Иагве, объясняется тем же, что и мрак целлы египетского храма. И дебир, подобно целле, был расположен с западной стороны храма, а тьма, в которую погружена целла, объясняется тем, что это – собственно место ночного отдыха божества: днём он светит, как солнце, ночью входит в своё жилище (см. История еврейского народа, том I, с. 304).

     8. Из угаритского регламента жертвоприношений видно, что "море" имелось также и в угаритском храме и что в нём царь совершал ритуальное омовение. Очевидно, для такой же церемонии предназначалось и "море" в Иерусалимском храме… (см. И.Ш. Шифман. "Ветхий завет и его мир". М., Издательство политической литературы, 1987, с. 191).

     9. Несомненно финикийские мастера и художники работали, главным образом,по иностранным образцам. Поэтому, надо думать, что храм Соломона и некоторые предметы храмовой утвари имели большое сходство не только с финикийскими, но и чужеземными, особенно сирийскими и вавилонскими, сооружениями того времени. Также в высшей степени вероятно египетское, а в обработке руд – микенское влияние. Вся символика – в особенности херувимы, а также светильники (их было по пяти с северной и с южной стороны, при чём цифра пять символизировала пять планет) и "бронзовое море", покоившееся на двенадцати быках – громадных размеров бассейн, вся эта символика своей первоначальной родиной имеет Вавилон, впрочем медные подвижные чаши встречались часто и на Западе. Египетские и сирийские храмы также имеют свои "моря", отчасти в форме настоящих озёр.

   …это относится к херувимам над Ковчегом… Подобные статуи, украшенные резьбой, были обнаружены в финикийском культурном регионе.

   …Ритуальные сосуды, описанные в Библии, также встречаются в ханаанско-финикийской области и даже гораздо дальше – на Кипре, находившемся вне сферы финикийского влияния. (см. Вернер Келлер. «Библия как история», с. 348-349).

    

    

 



Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика